?

Log in

No account? Create an account

Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Герой обороны Порт-Артура
пацак
mikhaelkatz


111 лет назад, 15 декабря 1904 года, во время русско-японской войны, от прямого попадания 11-дюмового японского снаряда в каземат форта № 2, погиб начальник сухопутной обороны Порт-Артура генерал-майор Роман Исидорович Кондратенко.


Кондратенко родился 30 сентября 1857 г. в Тифлисе. Он был младшим сыном в большой, насчитывающей 10 детей семье отставного военного. Единственным источником дохода бывшего майора была небольшая пенсия. Чтобы хоть чем-то помочь семье, Роман с шести лет начал разносить по базару и улицам города холодную воду для питья. В 1874 г. в числе лучших выпускников он окончил военную гимназию в Полоцке, а в 1877 г. – Николаевское инженерное училище.


Получив офицерские эполеты, подпоручик Кондратенко был зачислен в 1-й Саперный батальон, который размещался в городе его детства Тифлисе. В русско-турецкой войне 1877-1878 гг. молодой офицер, несмотря на поданный им рапорт, участия так и не принял, но, в 1879 г., осознав необходимость усвоения новых знаний, включающих опыт прошедшей кампании, блестяще сдав экзамены, Роман Исидорович поступает в Николаевскую инженерную академию. Окончив в 1882 г. академию по первому разряду, штабс-капитан Кондратенко был направлен на службу в Батум, в распоряжение начальника Чорохской военной дистанции. Два года он разрабатывал проект строительства Батумской крепости, которая должна была заменить имеющиеся там укрепления, основу которых составляли лишь береговые батареи. Возведение новых фортификационных сооружений, укрытий, мастерских, кладовых, пороховых погребов было осуществлено с учётом мельчайших деталей, и этот ценный опыт, без сомнения, пригодился Кондратенко спустя двадцать лет, в осажденном Порт-Артуре. За выказанное усердие в 1884 г. Роман Исидорович был награжден орденом святого Станислава 3-й степени и произведён в чин капитана. Вскоре (в 1885 г.) он поступает в старший класс Николаевской академии Генерального штаба, из которой был выпущен по первому разряду в 1886 г.




Р.И.Кондратенко в 1886 г.


В течении 8 лет Кондратенко нёс службу при штабе Виленского военного округа, дослужившись до чина полковника. В 1895 г. он был назначен на должность начальника штаба войск Уральского военного округа, но вскоре добился назначения командиром 20-го стрелкового полка, расквартированного в городке Сувалки.
В начале 1900 г. Кондратенко был вызван в Петербург и привлечён к работе «Комиссии по образованию войск», одновременно он задумал и даже начал писать настольную книгу для офицеров, но вскоре получил приказ вернуться к прежнему месту службы. Его полку предстояла передислокация на Дальний Восток для участия в борьбе против восстания ихэтуаней (боксёров), вспыхнувшего тогда в Китае. Однако в боевых действиях его солдатам принять участия не пришлось – к моменту их прибытия в Китай восстание было уже подавлено, и полк возвратился к старому месту расквартирования.




Военная дорога в Порт-Артур


Российские рубежи на Дальнем Востоке потребовали в это время существенного укрепления, там формировались новые воинские части, требовались опытные командиры и генштабисты. В 1901 г. Кондратенко была предложена должность окружного дежурного генерала штаба Приамурского военного округа, размещавшегося тогда в Хабаровске. В ноябре 1903 г. Роман Исидорович был произведён в генерал-майоры, вскоре получил назначение на должность начальника 7-й Восточно-Сибирской бригады, перед самым началом русско-японской войны 1904-1905 гг. развернутой в дивизию и передислоцированной в Порт-Артур.




Порт-Артур, защитники форта № 2


После начала военных действий Роман Исидорович стал начальником сухопутной обороны крепости, сумев значительно укрепить и усилить её позиции ещё до начала японской осады. Деятельность Кондратенко по достоинству оценил назначенный командующим Тихоокеанской эскадрой адмирал С.О. Макаров, однажды сказавший ему: «Я скоро перестану здесь с кем-либо говорить, кроме Вас. Какого вопроса не коснись, всё упирается в Кондратенко. Жаль, что вы не моряк».




Схема расположения японской осадной армии под Порт-Артуром


Кондратенко руководил отражением четырех неприятельских приступов Порт-Артура, был душой обороны этой крепости, непререкаемым авторитетом в глазах её мужественных защитников. Однако целиком претворить в жизнь свои планы ему не удалось. «В Порт-Артуре, - говорил Кондратенко, - нелегко маневрировать силами и оружием, но ещё труднее маневрировать между тремя превосходительствами». Роман Исидрович имел в виду бездарнейших военачальников Куропаткина, Стесселя и Смирнова. Изо дня в день Кондратенко был вынужден браться за разрешение вопросов, выходивших за пределы его компетенции, но настойчиво добивался своего. Не случайно Романа Исидоровича называли душой обороны Порт-Артура. Весь свой талант, всю энергию и опыт он отдавал делу защиты крепости.





В мае - июне 1904 г., после поражения русских войск в боях на Цзинчжоуских высотах, под Куинсаном, на Зеленых и Волчьих горах, противник вплотную приблизился к Порт-Артуру, в гавани которого оказалась блокирована вся русская 1-я Тихоокеанская эскадра. Кондратенко принимал личное участие в отражении атак противника на передовых рубежах крепости, но предотвратить осаду Порт-Артура он уже не мог. «Никакой штурм не может быть страшным, - внушал подчиненным Кондратенко, - если мы решили до конца выполнять данную нами присягу».





Вокруг отважного генерала сплотился тесный круг помощников, деятельно работавших над усилением порт-артурской обороны. Под их руководством кустарным способом из стреляных гильз мелкокалиберных орудий изготовлялись самодельные ручные гранаты («бомбочки»), осветительные ракеты («бомбы-звезды»), применялись морские мины, скатывающиеся на противника, минные (торпедные) аппараты приспосабливались для стрельбы с суши, 47-миллиметровые морские орудия превращались в новый до того неизвестный ни в одной армии грозный вид оружия – минометы, стрелявшие надкалиберными шестовыми минами.




Генерал Кондратенко сидит в центре (в папахе)


Один из участников обороны Порт-Артура Я.У. Шишко, описывая деятельность Р.И. Кондратенко, писал, что он «одновременно душою, мыслью и делом был и на позициях в бою, где личным примером ободрял всех и поднимал твёрдость духа, и в Артуре не было места, куда бы он не заглянул, не было высоты, куда бы он не поднялся, чтобы указать, где немедленно должны явиться форты, укрепления, батареи.


То что [должно] было сделано за семь лет, он, насколько это было возможно, создал в несколько месяцев. И вот его мыслью, его трудами, его настойчивостью явилась целая цепь укреплений кругом Артура. Явились укрепления там, где даже не предполагалось строить ничего, как например, на горах: Угловой, Высокой, Длинной и проч., на которые впоследствии противник вёл настойчивее всего свои штурмы, понимая важность этих пунктов, и под которыми он положил десятки тысяч жертв, чтобы взять их.
Генерал Кондратенко для Артура был всё: и сила, и душа, и мысль, и дух героизма».




Генерал Кондратенко на передовых оборонительных позициях


Всё теснее сжималось кольцо японской осады, в сентябре противник подвёз 11-дюймовые гаубицы, снаряды которых разрушали бетонные казематы русских фортов, своды которых были рассчитаны выдерживать попадания 6-дюймовых орудий. Всё меньше оставалось надежд на помощь со стороны армии Куропаткина, терпевшей одну за другой неудачи в Маньчжурии, но пока жив был Кондратенко защитники Порт-Артура не могли и подумать о сдаче крепости. Не хотел об этом думать и Роман Исидорович. В день когда японцы захватили русские позиции на горе Высокой (5 декабря 1904 г.) он плакал, не стыдясь слез. Вечером этого дня генерал сказал своим помощникам: «Теперь началась агония Артура!».




Японские 11-дюймовые осадные орудия под Порт-Артуром


Но дух его не был сломлен и Кондратенко не собирался без отчаянной борьбы складывать оружие. Всё изменила смерть генерала, павшего, как герой, на боевом посту. 15 декабря при взрыве крупнокалиберного 11-дюймового японского снаряда в каземате форта № 2 на самом опасном участке обороны Кондратенко и восемь других офицеров были убиты. С гибелью самого стойкого защитника Порт-Артура исчез нравственный стержень, цементировавший волю командования крепости, ещё способной сопротивляться и сдерживать силы врага. 2 января 1905 года старшие начальники: генерал Стессель, и сменивший Кондратенко генерал Фок, с подозрительной поспешностью сдали город японцам.





Посмертно Кондратенко был произведен в чин генерал-лейтенанта. Прах Романа Исидоровича, первоначально захороненный у батареи Плоского мыса, впоследствии был перевезен на родину и погребён в Петербурге в Александрово-Невской лавре.





На его могиле впоследствии был поставлен величественный мраморный памятник. Обелиски в память павшего героя Порт-Артура были поставлены в Николаевском инженерном училище, в Сувалках (в 20-м стрелковом полку) и в Полоцком кадетском корпусе.


   

Японский памятник генералу Кондратенко на месте его гибели      Памятник генералу Кондратенко в Полоцке







Герой обороны Порт-Артура генерал-майор Роман Исидорович Кондратенко, русские солдаты и офицеры, храбро сражавшиеся на далёких фронтах русско-японской войны - все они в Бессмертном полку тысячелетней русской истории.

Вечная им память!


  • 1
Помню, когда я читал роман "Порт-Артур" Степанова, то очень переживал момент гибели Кондратенко. Спасибо, что напомнили. Светлая память всем, кто сражался за Порт-Артур. Вечный позор Стесселю, Фоку и царскому правительству, допустившему сдачу крепости.

Во многих художественно-исторических источниках, посвященных обороне Порт-Артура, в т.ч. у Степанова, говорится о предательстве Стесселя как об историческом факте. Об этом и газеты писали тогда.

Однако, это обвинение не было подтверждено. Стесселя хотели сделать козлом отпущения за провал РЯВ, однако в суде все обвинения против него рассыпались. Он не отличался ни решительностью, ни энергичностью, ни воинскими или организаторскими талантами, безусловно - но и состава преступления в его действиях найдено не было.

Фактически, Порт-Артур был заведомо обречен на гибель "стратегией" Куропаткина, одобренной высочайше Е.И.В., и полнейшей неготовностью Российской империи к этой войне во всех отношениях.
Остальное - несущественные для итогов детали. Сдача Порт-Артура была в сложившихся условиях неизбежной и неминуемой.

да, бесспорно, Порт-Артур был обречён, но ведь Стессель был солдат, а крепость сдал без приказа - претензии к нему именно за это

Устав предусматривает сдачу в плен солдат/офицеров/генералов и сдачу крепости/корабля, когда возможности для сопротивления исчерпаны. В этом случае продолжение безнадежного сопротивления - подвиг, а его прекращение - не преступно, даже в отсутствие приказов.

В случае Порт-Артура, возможности для сопротивления были исчерпаны гораздо раньше официальной капитуляции. Его оборона долго была коллективным подвигом, но и для него возможности кончились. Судивший Стесселя трибунал признал это, сняв таким образом обвинение.

мир его праху

Edited at 2015-12-17 10:15 pm (UTC)

  • 1