?

Log in

No account? Create an account

Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Две версии исторического боя парохода "Веста"
пацак
mikhaelkatz


После поражения Российской империи в Крымской войне, Парижским трактатом 1856 года ей было запрещено иметь боевые корабли на Чёрном море. Турция, давнишний противник России, тоже не могла иметь на Чёрном море боевых кораблей, однако ей ничего не стоило перевести свои боевые корабли со Средиземного моря. Поэтому в очередную Русско-турецкую войну 1877-1878 России пришлось вооружать обычные коммерческие пароходы. Одним из них был пароход "Веста", водоизмещением в 1800 тонн, построенный в 1858 году и принадлежавший "Русскому обществу пароходства и торговли".



Пароход "Веста"

С началом Русско-турецкой войны на пароходе установили пять 6-дюймовых мортир, два 9-фунтовых и одно 4-фунтовое орудия, по две скорострельные пушки системы Энгстрема и Гатлинга и приборы автоматической стрельбы, превратив его в «крейсер военного времени» (по другой терминологии: пароход-фрегат).

капитан Н.М. Баранов, командир парохода "Веста"

Командиром на «Весту», с началом войны, был назначен капитан-лейтенант Николай Михайлович Баранов. В команду «Весты» входили тринадцать офицеров, два гардемарина, 118 нижних чинов, в том числе 30 охотников, то есть добровольцев. Старшим офицером парохода был лейтенант князь Голицын-Головкин. На судне служили братья — лейтенанты Владимир и Михаил Перелешины, лейтенанты Жеребко-Ротмистренко, Кротков и З. П. Рожественский, мичманы Петров и Рогуля, подполковник Чернов, прапорщик Яковлев, врач Франковский и гардемарины Барковский и Казнаков.

22 июля 1877 года «Веста» отправилась в обычное крейсерство к берегам Болгарии. В 7.30 23 июля с «Весты» было замечено судно. Так как погода была пасмурная, то капитан «Весты» пошел для опознания судна на сближение и вскоре обнаружил, что неизвестным судном был турецкий броненосец «Фетхи Буленд».

"Фетхи Буленд"

Главный командир Черноморского флота вице-адмирал Н.А. Аркас особым предписанием строго требовал, чтобы капитан «Весты» всемерно избегал вступления в бой с турецкими броненосцами и вообще с хорошо вооруженными турецкими судами, но в данном случае уклониться от боя не удалось.


«Фетхи Буленд» поднял флаг и дал выстрел. «Веста» ответила тем же и повернула назад. Более быстроходный броненосец стал нагонять «Весту». Ведя непрерывный огонь орудиями как главного калибра, так и 7-дюймовыми, «Фетхи Буленд» за короткое время причинил «Весте» большие повреждения. Была пробита верхняя палуба, уничтожена мортира, перебит штуртрос и, наконец, за горелась жилая палуба над самой крюйт-камерой. Экипаж понес большие потери, но не падал духом. Лейтенант Коротков, раненный 17 осколками и опаленный взрывом неприятельской бомбы, про должал наводить орудия, пока вновь не был ранен осколками в лицо. Боцман Власов и комендоры не отходили от орудий, не смотря на сильный турецкий огонь. Рулевые правили рулем, как в мирное время, не обращая внимания на все творившееся вокруг них.



Пожар удалось потушить. «Веста» энергично отвечала броненосцу своим артиллерийским огнем, а с дистанции 700—800 м — и ружейным. В конце концов «Весте» удалось попасть мортирной бомбой в башню броненосца и подбить его носовое орудие главного калибра. На «Фетхи Буленд» из-под палубы показался пар или дым и было явственно видно смятение экипажа. Броненосец стал отставать, затем переменил курс и вскоре скрылся из виду.

Весь бой, происходивший недалеко от румынского города Кюстендже, длился пять часов и стоил экипажу «Весты» потерь в 33 человека убитыми и ранеными; из этого числа 7 человек были офицерами, погиб командовавший артиллерией подполковник К.Д. Чернов. В сентябре над командиром «Фетхи Буленд» капитаном Шукри-беем было произведено формальное следствие для выяснения причин его бегства.

Героизм русских моряков и примерное самоотверженное поведение офицеров «Весты» привели к победе в таком неравном бою, где, казалось, все сулило «Весте» верную гибель.

Погибших героев похоронили в Севастополе на Михайловском кладбище на Северной стороне. В 1886 г. на их братской могиле был сооружен памятник по проекту скульптора П.О. Брукальского



Через год, 17 июля 1878 года, бывший артиллерист «Весты», капитан-лейтенант З. П. Рожественский, получивший за «героический» бой «Весты» орден Георгия IV степени, опубликовал в газете «Биржевые ведомости» № 195 статью, которая называлась «Броненосцы и крейсера-купцы».

капитан-лейтенант З.П. Рожественский

В статье Рожественский утверждал, что никакого героического пятичасового боя с блестящим маневрированием «Весты» не было. В действительности, встретив турецкий броненосец, «Веста», якобы, пустилась в бегство, длившееся пять с лишним часов. Из котлов выжимали всё, что могли. Можно считать чудом, что они не взорвались. Уходили на максимально возможной скорости. Отстреливались от турок, но причинить броненосцу особого вреда, естественно, не удалось.

Турки же не могли догнать «Весту», поскольку их четыре 9-дюймовых орудия располагались по углам каземата, и для того, чтобы стрелять по убегавшей «Весте» хотя бы одним носовым орудием, им приходилось всё время маневрировать, отклоняться в стороны. Но даже стрельбы из одного орудия Армстронга хватило, чтобы едва не потопить пароход.

Утверждения Рожественского подтверждались заявлениями, полученными со стороны противника. В турецком флоте служили в качестве инструкторов английские офицеры. Один из них опубликовал в газете «Таймс» статью, в которой описал преследование турецким броненосным корветом русского парохода. Он утверждал, что не было никакой ружейной перестрелки, не было пожара, и вообще, не было того, что так красочно расписал Баранов. Ответным огнём русские причинили броненосцу небольшие повреждения, самым крупным из которых было попадание в дымовую трубу.

Вопрос об истинной картине того боя остаётся открытым по сию пору. Морское министерство не отреагировало надлежащим образом на статью капитан-лейтенанта Рожественского: хотя в июле 1878 года было назначено судебное разбирательство данного эпизода — однако, через год Морское министерство прекратило процесс против Рожественского, предложив Баранову судиться с лейтенантом за нанесённое оскорбление гражданским порядком. Обиженный капитан просил отставки, однако ему было отказано, после чего он подал генерал-адмиралу в. кн. Константину Николаевичу докладную записку, в которой перечислял все нанесенные ему обиды. Разгневанный генерал-адмирал довел записку до сведения Александра II, после чего Баранов был предан суду «за неприличные и оскорбительные выражения», употреблённые в оной записке. В декабре 1879 года Баранов был С.-Петербургским военно-морским судом признан виновным и отставлен от службы. 14 января 1880 г. «всемилостивейше повелено считать уволенным со службы во внимание его боевым заслугам».

Н.М. Баранов , 1892 год

В 1880 году по ходатайству М. Т. Лорис-Меликова капитан 1-го ранга Николай Михайлович Баранов был помилован и переведён в полицию, «с переименованием в полковника», и отправлен за границу для организации надзора за русскими революционерами. В начале 1881 года Баранов был назначен исполняющим должность губернатора Ковенской губернии. После убийства императора Александра II в марте-августе 1881 занял пост петербургского градоначальника, для борьбы с террором «Народной воли». После отставки с поста петербургского градоначальника Баранов был назначен губернатором в Архангельск, а затем в Нижний Новгород. Умер Баранов в 1901 году.

Его оппонент З.П. Рожественский дослужился до вице-адмирала, и в 1905 году пережил самый ужасный разгром в истории Российского флота, будучи командующим 2-й Тихоокеанской эскадрой в злосчастном Цусимском сражении.


promo mikhaelkatz june 16, 2015 02:21 41
Buy for 100 tokens
Этот стих пробрал меня до суставов и костей, потому что он совершенно точно про меня. Это я - от и до. Я ватник, я потомственный совок. Я в СССР рождён во время оно. Я чёрный хлеб. Я кирзовый сапог. Я воинской присяги звонкий слог И красные победные знамёна. Я не был на войне, но ту войну Я…

  • 1

Давайте разберёмся

1. Не было героического боя, было бегство.
Рассмотрим версию: "никакого героического пятичасового боя с блестящим маневрированием «Весты» не было. В действительности, встретив турецкий броненосец, «Веста», якобы, пустилась в бегство, длившееся пять с лишним часов".
Для начала определимся, какие были альтернативы? Альтернатива была - сдать корабль врагу. Думаю, английские офицеры на борту турецкого броненосца могли гарантировать уважительное отношение к военнопленным. Но русские решили не сдаваться.
Отказ сдаться очевидно превосходящему противнику - это не героизм?
Впрочем, в глазах автора данной версии в сдаче в плен ничего плохого, видимо, нет. Ведь сам он много позже, в бою с японцами, свой корабль врагу сдал.
2. "Бегство" длилось пять часов. Рождественский это подтверждает. Давайте разберёмся, были ли эти пять часов пятью часами трусости или пятью часами героизма.
По словам самого же автора версии о бегстве, "Из котлов выжимали всё, что могли. Можно считать чудом, что они не взорвались". Напомню, что взрыв котла на пароходе означал бы гибель большого числа членов экипажа. Пять часов рисковать жизнью, когда можно просто сдаться - это не героизм?
Мало того, все эти пять часов члены экипажа "Весты" реально погибали от вражеского огня. 33 убитых и раненых - это ведь не выдумка Баранова? Могила погибших матросов и офицеров "Весты" - не фейк?
А ведь могли бы просто сдаться. Сколько раз за эти пять часов такая мысль могла прийти им в голову?
Мало того, всё это время они не просто "драпали", а активно обстреливали турецкий броненосец. Из открыто стоящих на палубе торгового парохода орудий обстреливать броненосец - не героизм?
Командир артиллерии "Весты" в этом бою погиб. Но по версии Рождественского никакого боя - не было?
3. Вот ещё одна странная деталь рассматриваемой версии: "Турки же не могли догнать «Весту», поскольку их четыре 9-дюймовых орудия располагались по углам каземата, и для того, чтобы стрелять по убегавшей «Весте» хотя бы одним носовым орудием, им приходилось всё время маневрировать, отклоняться в стороны".
Во-первых, начнём с того, что необходимое для стрельбы из носового орудия отклонение от курса не должно было превышать нескольких градусов. Мало-мальски знакомые с тригонометрией понимают, что это не сильно удлинняет путь. Следовательно, при заметном превосходстве в скорости это не могло помешать туркам догнать русский пароход.
Во-вторых, не совсем понятно, зачем туркам, вообще, надо было вести огонь в процессе погони. Ведь по словам присутствовавшего на броненосце английского офицера огонь русских не причинял броненосцу заметных повреждений. Следовательно, броненосец мог спокойно догонять "Весту" по прямой, чтобы затем, поравнявшись с ней, спокойно расстрелять её в упор с борта из всех своих орудий.
4. Так почему же турки так не догнали "Весту"? И почему они после пяти часов погони прекратили её? Неужели из-за пробитой трубы? Или, как некоторые предполагают, за эти пять часов турки весь уголь у себя сожгли?
Или же турки, наконец, поняли, что так просто экипаж русского парохода не сдастся и дальнейшее сближение с ним может обернуться для них потерями?
Как бы то ни было, в итоге этого "не боя" русский экипаж не сдался врагу и сохранил свой корабль. Не смотря на большие потери. Героизм это или нет - вопрос риторический.

Re: Давайте разберёмся

то, что "Веста" дралась с врагом как могла - это факт, тут у меня лично никаких сомнений нет, как и в том, что она понесла при этом существенные потери от вражеского огня тоже, проблема в том, что основное оружие "Весты" - это 6-дюймовые мортиры, которые, в отличие от пушек, стреляют навесным огнём, а не настильным, и из которых попасть по движущейся мишени на несколько порядков сложнее, чем из пушки, а пушки на "Весте" были малого калибра, и для сколько-нибудь забронированного вражеского корабля практической опасности не представляли, поэтому я вполне допускаю, что попаданий с "Весты" в турка могло и не быть, а попадание в трубу, которая как раз не имеет брони, было единственным, которое могло снизить скорость врага за счёт падения тяги в котлах, и это удачное попадание и дало возможность "Весте" оторваться от турка,

что касается маневрирования - то здесь неудачное размещение артиллерии на турецком корабле действительно могло сыграть с ним злую шутку, так как в случае, если бы турок попытался догнать "Весту" и встать с нею борт о борт, наш пароход просто отвернул бы, подставив врагу корму, которая в качестве мишени значительно меньше, чем борт, а турку приходилось либо идти одним курсом, чтобы пристреляться из одного орудия, но в этом случае он расходился бы курсом с "Вестой", либо постоянно менять курс для стрельбы разными орудиями, но в этом случае он сам себе сбивал бы прицел - куда ни кинь, всё не слава Богу

ну и что касается Рожественского, по рапорту Баранова он вёл себя в этом бою геройски, за что и был награждён, и это сильно сказалось на его карьере, каков был мотив его выступления в печати - никто до сих пор толком сказать не может, все сходятся на предположении о личной неприязни его и Баранова, опять же говорят, что Баранов был не самым приятным человеком в общении - точно это не известно, Рожественский в дальнейшем себя показал во всей красе при Цусиме - когда у него не достало мужества прямо заявить командованию, что у него нет никакой надежды на победу или даже на благополучный прорыв, а именно такой вывод он сделал незадолго до боя, ну и в самом сражении он никак не смог проявить себя как флотоводец, хотя, надо сказать, что он лично корабль врагу не сдавал, так как был тяжело ранен и находился в беспамятстве, и этого обвинения ему позже не предъявляли


Edited at 2015-07-22 12:24 pm (UTC)

Re: Давайте разберёмся

"из которых попасть по движущейся мишени на несколько порядков сложнее, чем из пушки"
Да, но с расстояния до 2 км из мортиры образца 1867 года вполне можно было попасть в неподвижный корабль. Видимо, примерно с такого расстояния и стреляли.
Конечно, оба корабля при этом двигались, но во время погони относительное положение кораблей изменяется очень медленно. То есть, большого отличия от стрельбы по неподвижной мишени в данном случае не было.
Также, надо учитывать продольное расположение цели. Наведение мортиры по горизонту подобно наведению пушки, то есть, здесь проблем точно прицелиться нет, сложнее попасть по расстоянию. Но турецкий корвет водоизмещением 2800 тн имел достаточную длину, чтобы, обстреливая его вдоль, наверняка попасть ему куда-нибудь между носом и кормой. Вот если бы корабли шли борт о борт, навесная стрельба была бы куда менее эффективна.
Следует также учитывать более чем достаточное время, имевшееся в распоряжении русских артиллеристов, чтобы хотя бы некоторые их снаряды попали в цель.

"наш пароход просто отвернул бы, подставив врагу корму"
Во-первых, турки и так обстреливали русский пароход в корму (и достаточно эффективно). Проблема турок была ведь не в том, какой стороной повёрнута к ним цель, а в том, с какой стороны от них она находится.
Стряляя с борта с малой дистанции они легко уничтожили бы "Весту", даже будь она повёрнута к ним кормой.
Во-вторых, надо учитывать, что такой манёвр занял бы некоторое время, достаточное, чтобы турки успели дать залп в борт русского корабля.

Re: Давайте разберёмся

здесь слово "залп" может ввести в заблуждение: залп из двух бортовых орудий был возможен лишь в очень узком курсовом секторе относительно цели - опять мешает расположение орудий у турка, а "Веста" при этом активно маневрирует и увеличивает дистанцию

Чтобы понять суть того боя, необходимо вспомнить, как и при каких обстоятельствах капитан-лейтенант Баранов оказался на Черном, для чего именно таким образом вооружил предоставленный ему пароход, и для чего продолжил сближаться с вражеским броненосцем, уже опознав его.
Без этих деталей предположения можно выстраивать самые несуразные, и одинаково далекие от реальности.

Можно вопрос?

Откуда вы взяли информацию о бое: из "википедии" -- или это она передрала ваш материал?

Конкретно интересуют подробности рассказа английского офицера, служившего на "Фетхи-Буленде" и опубликовавшего свои воспоминания в "Таймс". Как хотя бы его звали?..

  • 1