?

Log in

No account? Create an account

Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Быть или не быть ... геям? Вот в чём вопрос
пацак
mikhaelkatz


В США какая-то полная хрень творится в связи с тем, что 26 июня Верховный суд США официально узаконил однополые браки во всех без исключения штатах. А это пришлось не всем по нутру, Техас вот уже лихорадит не по-детски. И не только Техас, но и многие другие южные штаты тоже.


А вот что говорят разные известные люди у нас по этому тухлому вопросу Обратная сторона радуги:



Ирина Алферова, актриса:

К геям я отношусь однозначно отрицательно. Я считаю, что заключение браков возможно, но это должно проходить спокойно, без показных парадов и выступлений. Это очень серьезная проблема. Неправда, что они не влияют на нормальных людей. Верующий человек не может к этому нормально относиться. Когда я училась в ГИТИСе, у нас педагог был геем. Очень известный человек. К нему приехали учиться со всей России, было много мальчиков из простых крестьянских семей — нормальных мужиков. К концу обучения весь курс стал голубым. Поэтому я не верю, что геи безопасны. Я видела, как агрессивно эти люди действуют, как это расползается. Я бы не хотела, чтобы мои дети подверглись этому влиянию. Если у кого-то есть медицинские проблемы с этим, то пусть ведут себя не так шумно, не так демонстративно.

Я видела много ситуаций, когда они соблазняют, как они делают из нормальных людей ненормальных. Я читала потрясающую автобиографию Жана Маре. Когда он был маленьким, его соблазнил учитель. Он с такой болью пишет об этом, обращается к родителям: «Следите за вашими детьми, смотрите, проверяйте, потому что это очень страшно». Потом, когда он вырос и стал красавцем, в него безумно влюбился Жан Кокто. Маре пишет: «Когда он предложил мне сожительство, это было очень красиво, настолько красиво, насколько это мог сделать талантливейший Кокто, я сидел и думал, пойти мне по этому пути и иметь все — роли, признание, потому что он обещал бросить мир к ногам, — или остаться нормальным. К сожалению, я выбрал Кокто и славу».

Как видите, все это не так уж и просто. И я не понимаю, как им разрешают взять маленького ребенка. Это же полный разврат. Бедный ребенок в этом будет жить. А у него должны быть папа и мама. Это невозможно, меня это ужасает. Естественно, эти дети уже изначально больные. Дай бог, если им повезет и они встретят на своем пути людей, которые их спасут.




Маша Гессен, журналист:

Совершенно непредсказуемо, каким образом история движется вперед, но совершенно очевидно, что здесь и сейчас водораздел между странами, которые развиваются, в которых становится больше свободы и больше справедливости, и странами, которые движутся в обратном направлении, идет именно по линии прав ЛГБТ. Были времена, когда водораздел лежал в другом месте и мы говорили о правах других меньшинств, но вот в этот конкретный исторический момент, в последние несколько лет и, я думаю, в ближайшие несколько лет, ровно здесь проходит линия фронта.

США стала двадцатой страной мира, легализовавшей однополые браки. Это большой прорыв для США, но это не большой прорыв для мира. И когда российские власти говорят о Гейропе, в этом термине есть резон. Линия разделения сейчас лежит именно в Европе. То есть она гораздо важнее сейчас для Украины, которая действительно не могла понять, что делать с прайд-парадом в начале июня, когда мэр Киева говорил «пожалуйста, не надо», а президент страны говорил «ну почему же, мы конституционная страна, и это право каждого», — вот там это напряжение действительно чувствуется очень сильно. А противоречия между Россией и США в области прав ЛГБТ — такие же воображаемые, как и вся воображаемая война между Россией и США. В основном она происходит в мозгах российских властей.

Я считаю, что антигейская, гомофобная кампания, которая продолжается в России примерно с весны 2012 года, исходит непосредственно из Кремля и она началась в телевизоре, прежде чем проникла в какие-то более глубокие слои населения. Это такой классический советский тип популистской политики, когда политика сначала придумывается, потом спускается сверху, а потом верхи говорят — ну как же, мы же идем на поводу у низов, а они у нас такие непросвещенные, они этого требуют. Это ничем не отличается от писем рабочих в «Литературную газету» в советские времена... (Эфир телеканала «Дождь» 28.06.2015)




Михаил Пореченков, актер:

Я думаю, пока в России гей-браки, слава Богу, невозможны. Когда-нибудь — возможно... Не знаю, не я же за это отвечаю. Не хочу даже эту тему развивать.

От себя могу добавить: желаю техасцам, южанам и всем людям традиционных взглядов в США, и не только в США, быть стойкими, мужественными и не сдаваться на милость пид@расов. Пока есть Россия - есть в мире оплот традиционной семьи, есть будущее у всего человечества. А эти уроды пусть размножаются делением, как амёбы





promo mikhaelkatz june 16, 2015 02:21 41
Buy for 100 tokens
Этот стих пробрал меня до суставов и костей, потому что он совершенно точно про меня. Это я - от и до. Я ватник, я потомственный совок. Я в СССР рождён во время оно. Я чёрный хлеб. Я кирзовый сапог. Я воинской присяги звонкий слог И красные победные знамёна. Я не был на войне, но ту войну Я…

  • 1
Про амёб фраза понравилась.

Техасу - удачи в борьбе с гомосеками.

что-то тема уже опускудела

  • 1