?

Log in

No account? Create an account

Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Жуков о Сталине
пацак
mikhaelkatz


Несмотря на то, что на ХХ съезде с известным «секретным» докладом Хрущёва был вброшен миф, якобы Сталин командовал войсками «по глобусу», спустя годы после кампании по дискредитации Сталина маршал Жуков, который не очень-то его и любил, но уважал, рассказывает, как на самом деле работала Ставка Верховного Главнокомандующего.
Итак, слово Георгию Константиновичу Жукову.

На фото, советские военные в кабинете Гитлера. Что касается Сталина, то нет ни одного свидетельства, присутствия глобуса в кабинете Сталина…


В стратегических вопросах Сталин разбирался с самого начала войны. Стратегия была близка к его привычной сфере — политике, и чем в более прямое воздействие с политическими вопросами вступали вопросы стратегии, тем увереннее он чувствовал себя в них.





В вопросах оперативного искусства в начале войны он разбирался плохо. Ощущение, что он владеет оперативными вопросами, у меня лично начало складываться в последний период Сталинградской битвы, а ко времени Курской дуги уже можно было без преувеличения сказать, что он и в этих вопросах чувствует себя вполне уверенным.


Что касается вопросов тактики, строго говоря, он не разбирался в них до самого конца. Да, собственно говоря, ему как Верховному главнокомандующему и не было прямой необходимости разбираться в вопросах тактики. Куда важнее, что его ум и талант позволили ему в ходе войны овладеть оперативным искусством настолько, что, вызывая к себе командующих фронтами и разговаривая с ними на темы, связанные с проведением операций, он проявлял себя как человек, разбирающийся в этом не хуже, а порой и лучше своих подчиненных. При этом в ряде случаев он находил и подсказывал интересные оперативные решения.


К этому надо добавить, что у него был свой метод овладения конкретным материалом предстоящей операции, метод, который я, вообще говоря, считаю правильным. Перед началом подготовки той или иной операции, перед вызовом командующих фронтами, он заранее встречался с офицерами Генерального штаба — майорами, подполковниками, наблюдавшими за соответствующими оперативными направлениями. Он вызывал их одного за другим на доклад, работал с ними по полтора, по два часа, уточнял с каждым обстановку, разбирался в ней и ко времени своей встречи с командующими фронтами, ко времени постановки им новых задач оказывался настолько хорошо подготовленным, что порой удивлял их своей осведомленностью.





Помню один из таких разговоров, когда он вдруг спросил меня про какую-то деревню, кем она занята — немцами или нашими. Мне, в то время руководившему действиями двух фронтов, было неизвестно, кем занята эта деревня. Я так и сказал ему об этом. Тогда он подвел меня к карте и, сказав, что эта деревня занята немцами, посоветовал обратить на нее внимание.


— Как населенный пункт она ничего из себя не представляет, — сказал он, — может быть, самой деревни после боев вообще не существует. Но если взять конфигурацию всего участка фронта, то пункт этот существенный и в случае активных действий немцев он может представить для нас известную опасность.


После того как я сам посмотрел на карте конфигурацию этого участка фронта, я должен был согласиться с правильностью его оценки. Это всего лишь один пример такого рода.


Пожалуй, при помощи такого метода он порой любил подчеркнуть перед нами свою осведомленность, но все же главное состояло в том, что его осведомленность была не показной, а действительной, и его предварительная работа с офицерами Генерального штаба для уточнения обстановки перед принятием будущих решений была работой в высшей степени разумной.


В начале войны — говоря так, я в этом смысле отмечаю как рубеж Сталинградскую битву — случалось, что, выслушивая доклады, он иногда делал замечания, свидетельствующие об элементарном непонимании обстановки и недостаточном знании военного дела.





Так, например, было, когда летом 1942 года мне пришлось докладывать ему по Западному фронту об операции, связанной со взятием Погорелого Городища. Я докладывал ему о нанесении двух ударов: справа — главного, слева — вспомогательного. Справа на карте была большая, глубокая красная стрела, слева — небольшая. Обратив внимание на эту вторую стрелу, он спросил:
— А это что такое?


Пришлось объяснить, что малая стрела обозначает вспомогательный удар.
— Какой еще там вспомогательный удар? Какого черта нам разбрасывать силы? Надо сосредоточить их в одном месте, а не разбрасывать.


Пришлось докладывать, как мною задуман этот вспомогательный удар, что, ударив в двух местах, мы должны создать у противника неуверенность, в каком из них наносится главный удар, должны сковать часть его резервов на направлении нашего вспомогательного удара, чтобы он не успел ими сманеврировать, когда на вторые сутки операции обнаружит, где мы в действительности наносим главный удар.


Несмотря на то что мое объяснение, казалось, было убедительным, он остался недоволен им. Я продолжал доказывать свое.
В конце концов он, так и не согласившись с моими доводами, сказал:
— Вас не переубедишь. Вы командующий фронтом и отвечаете за это.
Пришлось ответить, что я понимаю, что я командующий фронтом, и готов нести полную ответственность за то, что я предлагаю.


На этом и закончился тот разговор, довольно характерный для первого периода войны.





Впоследствии, во втором периоде, когда обсуждались планы операции, Сталин, наоборот, не раз сам ставил вопросы: нельзя ли нанести еще вспомогательный удар, продемонстрировать, растащить силы резерва противника? Именно с таким гораздо более глубоким пониманием этих вопросов было связано в дальнейшем планирование целой серии наших последовательных ударов разных фронтов, в особенности так называемых «десяти сталинских ударов» 1944 года.
Как видите, миф о командовании «по глобусу» — он очень легко развенчивается.



promo mikhaelkatz june 16, 2015 02:21 41
Buy for 100 tokens
Этот стих пробрал меня до суставов и костей, потому что он совершенно точно про меня. Это я - от и до. Я ватник, я потомственный совок. Я в СССР рождён во время оно. Я чёрный хлеб. Я кирзовый сапог. Я воинской присяги звонкий слог И красные победные знамёна. Я не был на войне, но ту войну Я…

  • 1
Я плачу, источник, газета хочу в гулаг) Дааааа

вообще-то этот текст - записи Константина Симонова, который и Жуков и Сталина знал не понаслышке, в отличие от Вас ... и меня

С ссылка на Симонова?

нет, ссылка на то место, где этот текст попался мне на глаза, авторство Симонова

Ну да "стратех"
Позор 1941 года
Ржевская мясорубка.
Харьковское окружение 1942
Берлин 1945 , можно было взять город в кольцо и на спеша разбирать. Но нет , союзники ведь на подходе и не хочется делиться. В итоге 100 000 погибших при штурме Берлина.


итог - Красное Знамя над Рейхстагом

Позор 1941 года - завершился контрнаступлением под Москвой и крахом плана "Барбаросса", т.е. стратегическим поражением Германии

Ржевская мясорубка - сковавшая значительные силы немцев, позволила одержать победу под Сталинградом

Харьковское окружение 1942 - попытка перехватить стратегическую инициативу у Германии на втором году войны, оказалась неудачной и привела к большим потерям

Берлин 1945 - промедление с захватом германской столицы вполне могло привести к сепаратному перемирию Германии с союзниками и открытию ими совместного фронта против Красной Армии, см. операция "Немыслимое"; безвозвратные потери Красной Армии составили - 78 291 чел, ранеными - 274 184 чел, потери немцев по их данным - 114 тыс. убитых, 220 тыс. раненых, 480 тыс. пленных

Последний командующий обороной Берлина генерал артиллерии Г. Вейдлинг, дал следующую характеристику действиям Красной Армии в Берлинской операции:

Я считаю, что основными чертами данной операции русских, как и в других операциях, является следующее:
Умелый выбор направлений главного удара.
Концентрация и ввод крупных сил, и в первую очередь танковых и артиллерийских масс, на участках, где наметился наибольший успех, быстрые и энергичные действия по расширению созданных разрывов в немецком фронте.
Применение различных тактических приемов, достижение моментов внезапности, даже в случаях, когда наше командование располагает данными о предстоящем русском наступлении и ожидает это наступление.
Исключительно маневренное руководство войсками, операция русских войск характеризуется ясностью замыслов, целеустремленностью и настойчивостью в осуществлении этих планов.

Edited at 2016-09-04 05:52 am (UTC)

На счет Берлина - это и есть стратегия, тесная связь политической и военной стратегии, в чем Сталин разбирался очень хорошо.

Edited at 2016-10-28 09:05 pm (UTC)

  • 1