?

Log in

No account? Create an account

Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Халхин-Гол, август-сентябрь 1939 года
пацак
mikhaelkatz

В конце июля - начале августа обстановка на пограничной территории Монгольской Народной Республики близ реки Халхин-Гол в значительной степени походила на июньскую. На фоне спорадических атак на земле и столкновений в небе обе стороны накапливали силы для новых решительных операций.

На фото: Красноармейцы и пленные японские солдаты

Оригинал взят у mayorgb в О Советско-японских военных конфликтах. Часть 3. Бои на Халхин-Голе. II.

4 августа 1939 года специальным декретом императора японо-маньчжурские сила в районе конфликта были объединены в 6-ю войсковую группу под командованием генерал-лейтенанта Огису Рюхэя. Общая её численность с учётом всех коллаборационистских формирований доходила до 55 тысяч человек, однако на монгольской территории, то есть в непосредственной зоне боёв, находилось не более 35 тысяч. На 24 августа штаб генерала Огису запланировал крупномасштабное наступление с целью охватить правый фланг советско-монгольских войск и разгромить их.

Однако командование советской 1-й армейской группы не намеревалось ждать японского удара. Силы РККА в районе боевых действий насчитывали около 57 тысяч человек, общая численность двух кавалерийских дивизий МНРА доходила до 5 тысяч. Советские войска располагали артиллерией в 542 орудия и миномёта, бронетехникой из 498 танков и 385 бронемашин и авиационной группировкой числом в 581 самолёт.



Воины 6-й кавалерийской дивизии Монгольской Народно-Революционной Армии ведут наблюдение.

Советское командование разработало план операции, заключавшийся в окружении основных сил японцев и маньчжур фланговыми сходящимися ударами с последующим разгромом окружённого неприятеля без пересечения государственной границы. Для осуществления этого замысла войска 1-й армейской группы подразделялись на три группировки: Северную, Центральную и Южную. Центральной группе ставилась задача сковать японо-маньчжурскую группировку, лишить японское командование возможности через маневрирование и рокировки перегруппировать силы; Северная и Южная группы наносили фланговые сходящиеся удары, причём основным считался удар Южной группы, бившей по левому крылу неприятеля. Советское командование оставило также и резерв из 9-й мотоброневой бригады, танкового батальона, 2 стрелково-пулемётных батальонов и 212-й авиадесантной бригады майора Ивана Ивановича Затевахина. Монгольские войска объединялись под общим командованием Маршала Монгольской Народной Республики Хорлогийна Чойбалсана.



Хорлогийн Чойбалсан и Георгий Константинович Жуков.

Пока наземные советско-монгольские и японо-маньчжурские группировки готовились к масштабным наступлениям, лётчики ВВС РККА и вооружённых сил Японской империи боролись за господство в воздухе.



Красноармейцы осматривают обломки сбитого японского бомбардировщика.

2 августа 23 И-16, прикрываемых 19 новыми истребителями-бипланами И-153 "Чайка", нанесли штурмовой удар по одному из японских аэродромов; итогом стало сожжение 6 японских самолётов и повреждение ещё нескольких, а самое главное - смерть командира 15-го сэнтая полковника Абэ Кацуми. Краснозвёздные самолёты вернулись без потерь.

3 августа погиб командир эскадрильи 56-го истребительного авиаполка капитан Виктор Павлович Кустов, ценой своей жизни протаранивший японский бомбардировщик. За свой подвиг капитан Кустов посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. 5 августа командир подбитого зенитным огнём бомбардировщика СБ батальонный комиссар Михаил Анисимович Ююкин совершил огненный таран, направив самолёт на скопление японских войск, за что посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза; ещё один советский самолёт, истребитель И-16, был сбит в воздушном бою.

 

Виктор Павлович Кустов                                     Михаил Анисимович Ююкин

Красные лётчики отплатили японцам, в тот же день сразив двух асов императорских ВВС: Кобаяси Таро, имевшего в активе 10 побед, и Мотодзиму Минэёси, чей счёт составлял 26 побед. И это событие уже явственно свидетельствовало об измотанности японских авиаторов на Халхин-Голе, вынужденных более двух месяцев воевать против численно превосходящих сил Красной Армии.

12 августа в масштабном бою сошлись 137 советских и около 60 японских истребителей; ВВС РККА потеряли 2 самолёта, о японских потерях в машинах сведений нет, но известно, что в этот день погиб ещё один японский лётчик высокого класса - Окуда Дзиро с 14 победами на счету. 13 августа наступил период нелётной погоды. 19 августа условия снова стали допустимыми для полётов, чем незамедлительно воспользовались лётчики 22-го истребительного авиаполка, спалившие на аэродромах в ходе штурмовок два японских самолёта, но в тот же день из боевого вылета не вернулся один из бомбардировщиков СБ.




Приготовления к наступлению затребовали огромных усилий. Для проведения операции были накоплены двухнедельные запасы провианта, ГСМ и боеприпасов; подвоза всего этого осуществляли более 4 тысяч грузовых автомашин. При этом войска тщательно соблюдали меры по соблюдению скрытности - Жуков вообще отличался гипертрофированным вниманием к этой стороне подготовки операций. Все перемещения войск производились исключительно ночью, бдительность противника притуплялась непрерывной имитацией при помощи репродукторов шума автомашин, артиллерийских тягачей и танков.


Миномётчики РККА на позиции.

20 августа за четверть часа до 6 утра 150 краснозвёздных бомбардировщиков обрушили на японские позиции град бомб с высоты в 2,5-3 километра. Одновременно 46 И-16, действуя несколькими группами, задавили японские зенитные орудия. В небо при этом не поднялся ни один японский истребитель, чем советские лётчики активно пользовались: проведя штурмовку одного из аэродромов, они уничтожили 6 и повредили 9 японских самолётов. В 6 часов 15 минут утра орудия советско-монгольских войск открыли шквальный огонь по неприятельским рубежам. После артобстрелов ещё 52 СБ под прикрытием 162 истребителей провели бомбардировку японских войск в долине реки Хайластын-Гол.

Затем японские лётчики всё-таки ответили. Около 50 бомбардировщиков в сопровождении 80 истребителей вылетели для удара по советским аэродромам, но посты ВНОС отработали хорошо, и в окрестностях Тамцак-Булака их встретили 204 советских истребителя. В состоявшемся бою японцы смогли сбить 6 советских истребителей, и японские бомбардировщики даже прорвались к аэродрому, но лётчики Красной Армии не позволили произвести прицельное бомбометание, и только одна бомба смогла уничтожить стоящий на лётном поле СБ. Всего же за этот день потери ВВС РККА составили 7 истребителей и 4 СБ, японские - 6 истребителей.



Советские воины готовы к наступлению.

Наземные силы РККА и МНРА перешли в наступление в 9 часов утра 20 августа. Утренний туман на ряде участков позволил красноармейцам и цирикам скрытно подобраться к первой линии неприятельских позиций на расстояние, позволявшее сходу броситься в атаку. Удары советской артиллерии и авиации оказались настолько сильны, что за первые полтора часа японцы и маньчжуры не совершили ни единого ответного артиллерийского выстрела. Определить направление главного удара японцы также не смогли. Следует отметить успехи 8-й кавалерийской дивизии МНРА, действовавшей в Южной группе - её воины, отбрасывая встреченные на своём пути баргутские подразделения, дошли до самой государственной границы. Войска Северной группы между тем к концу дня завязали бои за высоту Фуи, превращённую японцами в мощный опорный пункт.


Группа красноармейцев в боях на Халхин-Голе.

В следующие два дня сопротивление японцев решительно возросло. Командир пулемётной роты 57-й Уральской стрелковой дивизии Василий Иванович Давиденко вспоминал: "Вообще, надо честно признать: фанатизм и самоотверженность японского солдата поражали. В моей роте был такой случай. Красноармеец Татарников, обнаружив в окопе раненого японца, решил взять его в плен. Приставил штык к груди и приказал сдаваться. Но самурай, ухватившись за штык обеими руками, вогнал его себе в живот. Татарников потом оправдывался: мол, «кто ж знал, что этот ненормальный так поступит»". Сам Жуков так характеризовал японских солдат: "Японский солдат, который дрался с нами на Халхин-Голе, хорошо подготовлен, особенно для ближнего боя. Дисциплинирован, исполнителен и упорен в бою, особенно в оборонительном. Младший командный состав подготовлен очень хорошо и дерется с фанатическим упорством. Как правило, младшие командиры в плен не сдаются и не останавливаются перед харакири"; при этом комкор указывал на следующие недостатки в Японской Императорской Армии: "Офицерский же состав, особенно старший и высший, подготовлен слабо, мало инициативен и склонен действовать по шаблону".

Уже после Великой Отечественной Войны Жуков рассказывал Симонову об исступлённом упорстве японских солдат, приводя примеры: "Японцы дрались исключительно упорно, в основном пехота. Помню, как я допрашивал японцев, сидевших в районе речки Хайластын-Гол. Их взяли там в плен, в камышах. Так они все были до того изъедены комарами, что на них буквально живого места не было. Я спрашиваю их: «Как же вы допустили, чтобы вас комары так изъели?» Они отвечают: «Нам приказали сидеть в дозоре и не шевелиться. Мы не шевелились». Действительно, их посадили в засаду, а потом забыли о них. Положение изменилось, и их батальон оттеснили, а они все еще сидели уже вторые сутки и не шевелились, пока мы их не захватили. Их до полусмерти изъели комары, но они продолжали выполнять приказ".
Примечательным событием 22 августа стала победа советских авиаторов над ещё одним японским асом, Мотомурой Кодзи, число побед которого равнялось 14. Краснозвёздные самолёты прочно удерживали инициативу в воздухе.



Красноармейцы и броневик.

Свирепое сопротивление неприятеля заставило Жукова вводить в бой резервы - в помощь Северной группе двинулись 9-я мотоброневая и 212-я авиадесантная бригады. Воины последней, вступив в бой за высоту Фуи, где врагу помогали не только запредельная ярость, но и мощнейшие укрепления и сама местность, смогли решительной атакой занять этот опорный пункт.

В своём боевом крещении, состоявшемся на высоте Фуи, десантники продемонстрировали отличную боевую подготовку. 9-я мотоброневая бригада при поддержке двух рот пограничников и стрелково-пулемётного батальона 11-й легкотанковой бригады достигла высоты Номон-Хан-Бурд-Обо, к исходу 23 августа отрезав японцам пути отхода на восток. Тогда же советско-монгольские войска Южной группы взломали оборонительные рубежи японцев в своей полосе наступления на всю глубину. 24 августа 8-я мотоброневая бригада Южной группы соединилась с частями 9-й мотоброневой бригады. Наконец, кольцо окружения окончательно замкнулось. Разумеется, считать на этом сражение законченным было бы преждевременным, особенно учитывая японский фанатизм.



Красноармейцы на высоте.

А 25 августа в воздухе красные лётчики оборвали жизнь ещё двух асов императорских ВВС: Судзуки Эисаку с 11 победами и Ядзиму Ёсихику с 16 побеждёнными противниками на счету.

Командование 6-й войсковой группы пыталось ударами извне пробить созданное воинами РККА и МНРА стальное кольцо, однако эти попытки привели только к лишним потерям в японских частях. Одновременно с этим внутри кольца шли невиданные по накалу бои с окружёнными японскими войсками, главные очаги сопротивления которых образовались в районах сопки "Песчаной", высот Ремизова и "Зелёной". В последних боях по добиванию японцев красноармейцам и цирикам пришлось столкнуться с особым ожесточением противника, не проявлявшего тени жалости к себе. Согласно воспоминаниям командира разведвзвода Николая Григорьевича Богданова, "Даже убедившись, что вырваться из окружения им не удастся, самураи всё равно не сложили оружия и полегли в рукопашной до последнего человека. Все склоны были усеяны их трупами". Наконец, в самом конце августа последний очаг сопротивления неприятеля на сопке Ремизова был уничтожен. После этого японцы предприняли ещё ряд атак на земле, но все они не дали никакого результата.



Красноармейцы осматривают японское орудие.

Но если на земле бои практически сошли на нет, то советским лётчикам в сентябре ещё пришлось немало поработать. Ещё 27 августа был сбит и через два дня умер от ран отлично проявивший себя советский лётчик-истребитель старший лейтенант Виктор Георгиевич Рахов, сбивший до 14 самолётов неприятеля. Конфликт на Халхин-Голе стал первым и последним сражением для 25-летнего лётчика, умершего, так и не узнав, что в Кремле подписан указ о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Но и японским ВВС 27 августа ничего хорошего не принесло - погиб самый результативный на тот момент японский ас Синохара Хиромити, на счету у которого числилось целых 58 побед.



Виктор Георгиевич Рахов.

Хиромити не стал последним японским асом, чей жизненный путь оборвался над берегами Халхин-Гола. В эти последние дни войны советские лётчики достигали блестящих результатов. 1 сентября произошёл бой между 188 советскими и примерно 120 японскими истребителями, завершившийся сбитием 3 советских и 5 японских истребителей; ещё один советский самолёт сел на вынужденную посадку близ Тамцак-Булака. В этом бою ВВС РККА вырвали из вражеских рядов ещё двух асов: Кодаму Такаёри с 11 победами и Судо Токую с 10.

15 сентября 1939 года между СССР и МНР с одной стороны и Японией с другой было подписано соглашение, предписывавшее прекращение военных действий с 13.00 16 сентября. И в тот же день состоялся последний, самый крупный воздушный бой этого военного конфликта. Около 120 японских самолётов атаковали аэроузел Тамцак-Булак, где навстречу им поднялось 207 самолётов с красными звёздами. В бою было сбито 6 советских и 9 японских истребителей, а также 1 японский бомбардировщик, а среди 8 погибших японских пилотов были ещё два аса: Симада Кэндзи с 27 победами и Ёсияма Бундзи, чей актив насчитывал 20 побед. Они стали последним пополнением на кладбище асов микадо, устроенном советскими воинами на пограничной монгольской земле. В целом же в сентябрьских боях авиация Квантунской группы войск потеряла 24 самолёта, тогда как безвозвратные потери ВВС РККА составили 16 самолётов.



Победители фотографируются на обломках японского самолёта.

Данные статистического исследования "Россия и СССР в войнах XX века. Книга потерь" свидетельствуют: за время конфликта на реке Халхин-Гол вооружённые силы Советского Союза потеряли 6472 человека погибшими на поле боя и умершими на этапах санитарной эвакуации, 1152 умершими от ран в госпиталях, 8 умершими от болезней, 2028 пропавшими без вести и 43 погибшими в катастрофах или в результате иных происшествий, итого 9703 человека; санитарные потери исчисляются в 15251 человека ранеными и 2225 человек заболевшими (относительно последних данные неполны).

Учитывая масштаб сражения и практически неизбежную для статистики, в том числе статистики военных потерь погрешность, число безвозвратных потерь следует округлить до 10 тысяч человек, а число раненых до 15,5 тысяч. Поскольку количество попавших в плен не превышало 2-3 сотен человек, можно считать практически всех воинов, отнесённых к безвозвратным потерям на Халхин-Голе, погибшими. Следует отметить, что точно неизвестно, всех ли военнопленных красноармейцев японцы вернули советской стороне - есть даже свидетельства, что кого-то из пленённых советских воинов использовали в опытах отряда 731. Монгольские потери с учётом жертв среди пограничников, по имеющимся данным, не превышают тысячи человек, из которых не более трёх сотен потеряны безвозвратно. Впрочем, даже если эти данные неполны, вряд ли монгольские потери превышают 1,5 тысяч человек, из которых самое большее 0,5 тысяч погибли и пропали без вести. Советские потери в основных видах боевой техники достигли следующих величин: 249 самолётов, из которых 42 по небоевым причинам, 253 танка и броневика.



Красноармейцы осматривают подбитый японский танк.


В свою очередь, относительно японских потерь имеются следующие данные: 8629 убитых, 1201 пропавший без вести, 9087 раненых и 2350 больных. Таким образом, суммарно японские безвозвратные потери согласно этим данным составляют 9830 человек. Впрочем, следует учесть окружение значительной части японских войск в итоговой фазе боёв, которое почти вне всякого сомнения, негативно повлияло на полноту отчётности. Кроме того, на памятнике в честь погибших в ходе "Номонханского инцидента", открытом японцами в Хайларе в 1942 году, была высечена 10301 фамилия погибших на Халхин-Голе солдат и офицеров Японской Императорской Армии. Учитывая, что за время боёв советско-монгольские войска взяли в плен 226 военнослужащих противника, из них 155 японцев, которые все или практически все служили именно в Японской Императорской Армии, безвозвратные потери японских войск в таком случае почти достигают 10,5 тысяч человек.
Принимая в расчёт погрешность, следует округлить данное число до 11 тысяч. Как и в случае с Красной Армией, почти все эти люди погибли. Таким образом, с учётом 9 тысяч раненых и за вычетом заболевших общие японские людские потери в конфликте на Халхин-Голе составляют порядка 20 тысяч человек. В авиации японцы потеряли 162 самолёта, включая 74 списанных в силу разных причин, включая боевые повреждения.


Что до Императорской Армии Маньчжоу-Го, то по некоторым данным её потери не превышают 3 тысяч человек, но точной уверенности в этом нет - нельзя даже точно сказать, правомочно ли все эти 3 тысячи отнесены именно к потерям, ведь многие из учтённых в качестве убитых или пропавших без вести вполне могли на самом деле просто-напросто дезертировать.
Итак, основные участники боёв на Халхин-Голе: СССР и Япония - понесли общие потери за вычетом заболевших в 25,5 и 20 тысяч соответственно. При этом следует отметить очень высокую долю безвозвратных потерь у японцев, очевидно, вызванную окружением с последующим перемалыванием значительной части 6-й войсковой группы. Именно это окружение позволило практически сравнять итоговые потери сторон, тогда как в целом в ходе боёв японцы несли меньший урон, что объясняется лучшей подговкой японских солдат, служивших полноценную 2-3-годичную срочную службу, по сравнению с тогдашними бойцами РККА, большая часть которых военную службу проходила в виде кратковременных учебных сборов. На руку японцам играл и полученный ими в Китае весьма обширный боевой опыт.



Японское оружие, захваченное Красной Армией


Так или иначе, но итог боёв у Халхин-Гола оказался совершенно провальным для руководства Японской Императорской Армии. Устраивая "Номонханский инцидент", генералы тэнно рассчитывали на не слишком сложную, эффектную победу в скоротечном локальном конфликте без угрозы полномасштабной войны с СССР. На деле же японские войска потерпели локальное, но от того не менее болезненное поражение. Попытки списать его на техническое превосходство Красной Армии только усугубляли ситуацию - в ответ на генералов Ямато тут же сыпались упрёки в том, что они бросили людей чуть ли не с голыми руками сражаться против бронированных советских армад. В силу этого в японской элите абсолютно закономерно окрепли позиции тех, кто призывал попытать счастья в южных морях. И в конечном итоге в 1941 году победу одержат именно "южане".



Бывшая японская артиллерия


Впрочем, у пока ещё только начинавшегося разворота островной империи на юг существовала и ещё одна причина. 23 августа в Москве состоялось подписание договора о ненападении между Советским Союзом и Германией. В Японии, входившей в Антикоминтерновский пакт, многие сочли предательством заключение германцами некоего договора с русскими в тот самый момент, когда вокруг японских войск на монгольской границе вот-вот должны были замкнуть кольцо бронированные клинья Красной Армии. 4 сентября 1939 года японское правительство заявило, что ни в какой форме не намерено вмешиваться в конфликт в Европе, а 13 апреля 1941 года народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов и министр иностранных дел Японии Мацуока Ёсукэ подписали советско-японский договор о нейтралитете. СССР получил пусть и зыбкую, но всё же гарантию невмешательства Японии в грядущую войну между Советским Союзом и Германией.




promo mikhaelkatz june 16, 2015 02:21 41
Buy for 100 tokens
Этот стих пробрал меня до суставов и костей, потому что он совершенно точно про меня. Это я - от и до. Я ватник, я потомственный совок. Я в СССР рождён во время оно. Я чёрный хлеб. Я кирзовый сапог. Я воинской присяги звонкий слог И красные победные знамёна. Я не был на войне, но ту войну Я…

  • 1

Вот уж не думал, что армейские панамы были в ходу еще в конце 30- х.

Шикарные фото.


"Даже убедившись, что вырваться из окружения им не удастся, самураи всё равно не сложили оружия и полегли в рукопашной до последнего человека. Все склоны были усеяны их трупами". -

Удивительно читать такие строки про людей, которые готовы умереть, но не сдаться. А ведь точно такое же удивление вызывают у противников русские солдаты времён Великой Отечественной войны (и не только той войны). Последний защитник Брестской крепости был убит через месяц после того, как немцы захватили крепость. Он сражался, зная, что не выживет. Но не сдался.

  • 1