?

Log in

No account? Create an account

Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Наблюдения военного министра перед русско-японской войной
пацак
mikhaelkatz



Общая военно-политическая ситуация на Дальнем Востоке в начале ХХ века характеризовалась обострением противоречий между Россией, Англией, Германией, Францией, США и Японией, ведущими борьбу за достижение преобладающего влияния в Китае и Корее.

Еще 26 марта 1902 г., после русско-китайского договора об эвакуации войск России из Маньчжурии, заключенного под очевидным воздействием англо-японского соглашения от 17 января того же года, казалось, что Петербург пойдет на уступки в плане «открытия» северо-восточного Китая для торгово-экономической деятельности иностранных предпринимателей. Япония в связи с этим надеялась на признание Россией своих преимущественных прав в Корее, а также на облегчение возможности экономического проникновения в Маньчжурию.


Однако нота царского правительства от 5 апреля 1903 г., уведомлявшая заинтересованные государства о приостановке вывода русских войск в связи с невыполнением Китаем пунктов конвенции 26 марта, вызвала решительный протест Лондона, Вашингтона и Токио против нарушения «трактатных» прав держав на территории Китая.


Общественное мнение Японии было серьезно встревожено решением Петербурга. В прессе появились статьи, предсказывавшие войну в самом ближайшем будущем. Проходили заседания Совета министров Японии, сановники зачастили на аудиенцию к императору.


Учитывая обострение ситуации вокруг дальневосточного вопроса, царь по совету министра финансов С. Ю. Витте и руководителя МИД В. Н. Ламздорфа решает направить в Японию военного министра А.Н. Куропаткина с миссией, имевшей ряд конкретных целей. Прежде всего военный министр должен был провести основательный зондаж позиции Токио относительно приостановки вывода русских войск из Маньчжурии. Затем следовало выразить озабоченность Петербурга по поводу негативного влияния, которое оказывал англо-японский союз на положение России в Азиатско-тихоокеанском регионе. Наконец, Куропаткин должен был выяснить состояние боеготовности вооруженных сил Японии, имея в виду вероятность войны.


0177китай.jpg

А.Н. Куропаткин, военный министр в 1898-1904 гг.


Находясь с миссией в Японии А.Н. Куропаткин вёл дневник, отрывки из которого мне представляется важным привести здесь для лучшего понимания той политической ситуации, в которой находилсь Российская империя в начале ХХ века.

В переданной Куропаткину наместником на Дальнем Востоке адмиралом Алексеевым депеше, в частности, указывалось, что "... государь принял окончательное решение точно исполнить договор 26 марта 1902 года, ... что одною из задач .... ставилось безотлагательное принятие мер, чтобы не допустить проникновения в Манчжурию иностранного влияния в каком бы то ни было виде, для чего признавалось необходимым:
В минимальный срок и не останавливаясь перед нужными расходами поставить нашу боевую готовность на Дальнем Востоке в равновесие с нашими политико-экономическими задачами. Дать очевидное для всех доказательство решимости отстоять наше право на исключительное влияние в Манчжурии и далее дословно:
«Дать широкое развитие деятельности русских предпринимателей в Манчжурии при полной поддержке центральных управлений и местных властей, в особенности в районах, представляющихся важными в политическом и военном отношениях.
Для выполнения первого пункта поручаю Вам совместно с военным министром выяснить истинное положение государственной обороны на Дальнем Востоке и наметить необходимые военные мероприятия.
Для выполнения второго пункта Вам надлежит совместно с статс-секретарем Безобразовым установить сущность наших политико-экономических задач в Манчжурии и на берегах Тихого океана и составить план их целесообразной постановки.
Вполне рассчитываю на Вашу опытность, знание дела и испытанную преданность престолу и отечеству для выполнения этого поручения, которому придаю первостепенное государственное значение.
Николай».

Куропаткин пишет, что ему "представлялось необходимым и положить конец нашим уступкам на востоке. Эти уступки, однако, были роковым образом связаны с первым несоответственным интересам России шагом: с правительственным сообщением о том, что мы ничего не хотим взять у Китая, что мы с ним не воевали и что мы Манчжурию возвратим. Все остальные наши уступки вращались около этого коренного ошибочного шага. Никто этого шага от нас не требовал. Напротив, все были глубоко убеждены, что мы, выставив 200 тыс. войск, пролив кровь 2000 человек, истратив массу миллионов, возьмем себе всю или часть Манчжурии. Китай на нас напал, и вместо сантиментов с ним, вместо закрывания глаз на то, что в сущности мы вели борьбу не с боксерами, а с правительством, мы к удивлению всего мира делали вид, что помогаем правительству Китая в борьбе с восстанием. Дальнейшее развитие этой комедии выразилось в договоре 26 марта 1902 года. Наши попытки получить что-то задним числом не удались. Дипломаты тотчас отступили перед японцами.





Между тем писали мы одно, а собирались делать другое.
Мои упорные настояния не отдавать северной Манчжурии и не выводить оттуда войск начали получать осуществление. ... В этом году Витте и Ламздорф признали наконец необходимость оставить наши войска в этой части Манчжурии, и государь соизволил на это.
И вдруг указание в депеше Алексееву, что мы должны точно выполнить договор 26 марта.
Этот пункт депеши адмиралу Алексееву меня более всего и тревожил. Я видел резкое противоречие поставленной цели со средствами.


Целью ставилось не допускать проникновения в Манчжурию иностранного влияния, в каком бы то ни было виде. Дабы эту цель выполнить, надо быть хозяевами в Манчжурии. Иметь право ставить таможенные линии, иметь свои позиции, иметь право выдворять вредных иностранцев, иметь право ставить свою вооруженную силу всюду, куда мы захотим. В общем, дабы выполнить эту задачу в Манчжурии, мы должны по отношению к иностранцам в этой стране иметь большие права, чем мы имеем таковые в России. Увы, в России мы не можем на основании трактатов не допускать иностранного влияния в каком бы то ни было виде. Иностранцы могут свободно проживать в России, торговать в России, приобретать миллионные имущества, вкладывать сотни миллионов в предприятия. Значительные отделы русской промышленности, например нефтяное дело, хлопчатобумажное и угольное в Царстве Польском, в сущности находятся в иностранных руках. Послы, посланники, консулы энергично охраняют интересы своих соплеменников, давая хороший, но до сих пор бесполезный урок нашим дипломатам. Таким образом, если бы Манчжурия была присоединена к России и составила составную ее часть, то и тогда мы не могли бы закрыть доступ туда иностранного влияния «в каком бы то ни было виде».


Но для меня совершенно непонятно, каким образом мы можем выполнить это при точном выполнении договора 26 марта 1902 года. По этому договору мы выводим свои войска из Манчжурии, прекращаем введенный в ней правительственный надзор, возвращаем Китаю все права на эту провинцию с небольшими оговорками, остаются лишь соглашения по Восточно-китайской железной дороге.
....
Очищая северную Манчжурию, мы теряем базу для наших войск и в то же время теряем средства скоро помочь оторванному Квантуну.





Как бы для меня ясны были депеши государя, если бы в них было указано оставить ту или другую часть Манчжурии за Россиею территориально. Отдавая же Манчжурию китайцам территориально, нам отстаивать лишь политико-экономические интересы в этой стране представляется для меня невыполнимым и невыгодным для престола и Родины делом.


Прежде всего какие это такие экономические интересы мы теперь имеем в Манчжурии? Совершенно незначительные, ибо и вся торговля наша с Китаем по вывозу туда обидно мала.
Безобразов все старается об организации эксплуатации богатств Манчжурии. Но стоит ли это дело ставить для России превыше всего? Наша Россия, Кавказ, Сибирь еще полны огромными естественными богатствами, и все это лежит пока без движения за недостатком знания, энергии и капитала. Мы недостаточно культурны, чтобы воспользоваться богатствами, лежащими у нас под носом, а нас призывают отвоевывать у иностранцев богатства в Манчжурии. Кому это нужно? России? Совсем нет. России много дела и у себя дома, и много задач предстоит решить, и задач тяжких, кои много важнее «лесного предприятия на р. Ялу». Кому же тогда пойдут на пользу эти предприятия? Небольшой кучке людей, которые будут основывать предприятия или на казенные, или на иностранные деньги. Работать будут иностранцы. Некоторые предприятия окажутся дутыми. Разорят многих людей. Многие второстепенные и третьестепенные агенты наживут состояния, за все заплатит или русский мужик, или иностранец. Русский капиталист на эти неверные дела не пойдет. И вот из-за таких сомнительных для России выгод мы должны быть готовы к разрыву не только с Японией, но с Европой. Я много наслышался о предприятиях Вонлярлярского на Аляске и не доверяю таким же новым предприятиям. Там тоже собирались отстаивать русское дело, а теперь уже впускают 300 американцев — разведчиков золота и хотят и просят пустить еще 200. Туземцам повезут водку, создадут компанию, привлекут иностранные капиталы и затем, как думают во Владивостоке, лопнут, прикарманив часть иностранных денег."

Из дневниковых записей военного министра видно, что внешняя политика России на Дальнем Востоке отличалась крайней непоследовательностью, что выражалось в несоответствии друг другу поставленных целей и путей их достижения, вообще сомнительность поставленных целей и их несоответствие интересам государства. Высшее руководство России как будто ходило в тумане с завязанными глазами, и это к тому же усугублялось различными политическими и экономическими авантюрами влиятельных придворных клик.

Интересны наблюдения Куропаткина об иностранном влиянии в России и о том, так ли нужны России эти сомнительные дальневосточные предприятия, тем более, ценой разрыва отношений с Японией и всей Европой.

Источник



promo mikhaelkatz june 16, 2015 02:21 41
Buy for 100 tokens
Этот стих пробрал меня до суставов и костей, потому что он совершенно точно про меня. Это я - от и до. Я ватник, я потомственный совок. Я в СССР рождён во время оно. Я чёрный хлеб. Я кирзовый сапог. Я воинской присяги звонкий слог И красные победные знамёна. Я не был на войне, но ту войну Я…

  • 1
Вырождение элиты видно уже здесь.

Это не вырождение элиты. Это вырождение управления государством. Все министерства и департаменты жили сами по себе с пере дачей межведомственных дел за редким исключением самодержцу, который мало того, что не понимал, так еще и рулил скорее не на пользу делу, а сугубо отфонарно. Знающих и имеющих свою позицию людей он боялся, как огня до своего полного крушения. Столыпин далеко не единственный пример.

Это и есть вырождение элиты, когда никто не может управлять государством.
А Столыпин - жестокий человек, который хотел внедрить чужой для России способ производства сельхозпродукции. И вешатель.

Самодержец не элита :)
Гиперцентрализацию ввел еще Николай I!
При нем и сортир в городке нельзя было построить без его подписи на прожекте :)
Много чего сделавший Александр так и не смог вылезти из под наследия отца, за что и жизнью поплатлся.
И умных было более чем ик последнщему Николаю преданные монархисты толпами ходили с предложениями, но без толку.

Это частности. А результат один - разрушение империи.
ПС. Самодержец - один из элитариев

Edited at 2016-01-31 01:43 pm (UTC)

Хм. Отвоевать Порт-Артур, а затем отдать китайцам вместе с атомной бомбой, чтобы отбиваться от них на Даманском, это мудрый и государственный подход? Всяко бывает.
С Куропаткиным трудно не согласиться, так как политика России, во многом под влиянием Витте, была излишне агрессивной и оторванной от интересов страны.


это мудрый и государственный подход?
--------------------------------------------
История конфликта СССР и КНР, она сложная, и началась задолго до Даманского.
И кто там больше виноват в этом конфликте - хрен знает. Во всяком случае, многие считают главным виновником охлаждения отношений Хрущева.

То есть, вполне возможно, что ошибкой было не передача П-А и атомной бомбы, а другие действия Хрущева.

История освоения ДВ также не в 1903 году началась. Мы Приморье с Владивостоком получили в 1860 году, добираться до туда было долго и трудно, чтобы соединить эту новую землю с центром было решено построить железную дорогу. Первую лопату с грунтом вывернул сам Николай, незадолго контуженный японской саблей.
Идея получить незамерзающий порт в желтом море, куда аукнуть ж.д., принадлежала Витте. Что и как он там собирался возить мне неведомо, тот еще Чубайс был, но Забайкалье и Приморье с Владивостоком уходили на второй план. Что и заметил Куропаткин.
Мало того, для японцев такой подарок выглядел примерно так, как для России японская база в Стокгольме, а для других Великих держав- неприятным издевательством. Ведь оттуда общим окриком ( России, Германии,Англии и Франции, не помню были ли США) выгнали недавно самих японцев.
После конфуза порт Владивостока стал расти, а одна из веток Транссиба прошла по территории РИ, заодно усилив пропускную способность Уссурийской дороги и других путей. КВЖД же мы продали, а потом подарили, за ненадобностью, как и Порт-Артур.

  • 1