Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Советский атомный разведчик Жорж Коваль
пацак
mikhaelkatz


Это был единственный случай, когда на сверхсекретное
атомное производство сумел проникнуть агент, не источник,
а советский гражданин, разведчик-нелегал... Его настоящее
имя не рассекречено до сих пор...

Энциклопедия военной разведки. Москва, 2004, стр. 395


Жорж (Георгий) Абрамович Коваль родился в еврейской семье 25 декабря 1913 года в городе Су-Сити (Айова, США). Его родители эмигрировали в США из города Телеханы в Белоруссии. Школьное образование и два курса химического колледжа получил в Америке. В 1932 году из-за экономического кризиса в США семья Ковалей решила вернуться в Россию - к тому времени - Советский Союз. Семья Коваль прибыла на пароходе «Левитан» во Владивосток, и затем на постоянное жительство в Биробиджан (с мая 1934 года - административный центр Еврейской автономной области в составе Хабаровского края).


В 1934 году Жорж Коваль отправился из Биробиджана в Москву. Ему не только хотелось увидеть белокаменную столицу России, но и поступить в технический вуз. Выбор он уже сделал и был готов к вступительным экзаменам. В том же 1934 году Жорж стал студентом Московского химико-технологического института имени Д.И. Менделеева. Учился старательно, разработал интересную дипломную работу по тематике лаборатории редких газов, которую успешно защитил в 1939 году. По рекомендации Государственной экзаменационной комиссии молодой инженер Жорж Коваль без экзаменов был зачислен в аспирантуру. Члены ГЭК заметили у дипломанта Коваля задатки исследователя и, возможно, будущего ученого.

В 1939 году Коваль привлек внимание Главного разведывательного управления Красной Армии. Военные разведчики увидели в нем человека, на которого можно было положиться. По крайней мере, его характеристики и общая профессиональная подготовка позволяли на это надеяться. Жорж Коваль верил в светлые идеалы коммунизма и готов был за них сражаться. Его личные и деловые качества соответствовали тем, которыми должен обладать разведчик.

     Интересы Разведуправления и личные планы молодого инженера совпали. На первой же беседе с представителем военной разведки он дал согласие на работу в этой новой и неизвестной для него организации. В Разведуправлении новому секретному сотруднику был присвоен псевдоним «Дельмар». Так началась одноименная операция военной разведки по выводу Жоржа Коваля в США.

Пройдя курс специальной подготовки, в 1940 году Коваль отправился за океан. Его главной задачей было добывание сведений о разработке в американских лабораториях новых химических отравляющих веществ. В создании химического оружия американцы в те годы опережали фашистскую Германию и достигли значительных результатов.

     Коваль обосновался в Нью-Йорке, наладил связь с Москвой, получил указание, куда и как устроиться на работу. Коваль пошел на риск – снова стал Жоржем из Сью-Сити, где родился, учился и проживал. Вскоре Жорж Коваль без затруднений устроился на работу, приобрел новых полезных знакомых. Естественно, со старыми друзьями по школе он не встречался. Он даже смог заставить себя не навещать родной город. Таковы были жесткие требования, которыми он обязан был руководствоваться, проживая в США, которые он никогда не нарушал.

В 1943 году произошли события, способные существенно изменить положение «Дельмара». Как и многих других американцев, Коваля ждал призыв на службу в американскую армию. Поскольку Коваль имел документы, подтверждающие, что он окончил два курса американского технического колледжа, то его направили на учебу. На этот раз на специальные курсы, где молодые парни осваивали новые по тем временам специальности, связанные с работой на объектах по производству радиоактивных материалов. Курсы были при Нью-Йоркском городском колледже.


В августе 1944 года рядовой американской армии Жорж Коваль успешно завершил обучение на курсах и был направлен на секретный объект в город Ок-Ридж (штат Теннесси). Это был один из тех американских городов-призраков, вокруг которых генерал Гровс создал свою «мертвую зону». Вскоре «Дельмар» попал в закрытый американский атомный город, стал одним из сотрудников завода по производству радиоактивных материалов. Подобные атомограды Челябинск-70, Арзамас-16 в СССР будут построены после окончания Великой Отечественной войны.

     То, что «Дельмар» увидел в Ок-Ридже, его удивило. На заводах работало несколько десятков тысяч ученых, инженеров, технических специалистов, полицейских, агентов Федеральной службы безопасности и военной контрразведки. Город был похож на резервацию, в которой подвергались добровольному заточению лучшие научные умы Америки. Въезд и выезд из Ок-Риджа строго контролировался.

     Город носил условное название «Объект компании «Кемикэл инжениэринг воркс». Сотрудники этой фирмы выполняли значительный объем работ в рамках уранового проекта США. От «Дельмара» стало известно, что в Ок-Ридже производятся обогащенный уран и плутоний, что этот объект разделен на три основных литерных сектора: К-25, У-12 и Х-10.

     «Дельмар» работал на предприятии Х-10, которое было меньше по размерам, чем первые два. На нем трудилось около 1500 человек. На объекте Х-10 действовала секретная установка по производству плутония. Будучи уже в девяностолетнем возрасте Жорж Коваль гордился тем, что был единственным советским разведчиком, который держал в собственных руках образец плутония, полученного американцами.

     Коваль был радиометристом и поэтому имел доступ в разные отделы предприятия. Все, что делалось в секторах К-25 и У-12, ему тоже было известно. Он смотрел на американские опыты по производству урана и плутония глазами дипломированного специалиста, окончившего один из лучших советских высших учебных заведений – МХТИ. Техническое образование позволяло Ковалю точно оценивать то, что он видел, и выделять самое главное.

  Сведения «Дельмара» немедленно передавались в Москву. В Центре на их основе готовились донесения на имя генерал-лейтенанта П. Судоплатова, начальника отдела «С», созданного по указанию И.В. Сталина в Наркомате внутренних дел. В этом отделе в обезличенном виде концентрировались все донесения разведчиков внешней разведки НКГБ и Главного разведывательного управления. Из отдела «С» тоже в обезличенном виде материалы по атомной проблеме, добытые разведчиками, направлялись И.В. Курчатову, который внимательно изучал их, давал оценки и ставил новые задачи перед сотрудниками разведывательных служб.

     «Дельмар» в декабре 1945 года сообщил о том, что американцы производят полоний и также используют его в атомном проекте. В донесении разведчика, в частности, сообщалось об объеме ежемесячного производства полония в Ок-Ридже.

В 1945 году «Дельмар» уже имел воинское звание «сержант штабной службы». Вскоре его перевели на новое место службы – в лабораторию, которая располагалась на секретном объекте в городе Дейтон, штат Огайо. Новая должность расширила его, как говорят в разведке, информационные возможности. В этой лаборатории тоже работали физики и химики, выполнявшие задания в рамках американского атомного проекта. Научные исследования, говорили о том, что работа в США по созданию атомной бомбы вступает в завершающую стадию.



Главным итогом разведывательной деятельности «Дельмара» в США стало то, что он смог выявить некоторые секретные атомные объекты в США, их структуру, объемы производства ядерных материалов, количество занятых специалистов, связи с другими закрытыми объектами американского атомного проекта.

     Руководство лаборатории в Дейтоне, видимо, относилось к сержанту Ковалю с большим доверием. После того как атомным бомбардировкам были подвергнуты Хиросима и Нагасаки, в лаборатории устроили праздник. Ее начальник объявил своим сотрудникам о том, что «они внесли в эту историю значительный вклад».

 В сентябре 1945 года завершилась Вторая мировая война. Жоржа Коваля уволили с военной службы. Начальник лаборатории предложил ему остаться на прежней должности, обещал новое повышение по службе. Но Коваль отказался. Он предчувствовал изменения в системе отбора специалистов для работы на американских атомных объектах и не хотел бессмысленно рисковать. Он считал, что продолжение его работы в Дейтоне связано с большим риском и таит в себе неизбежную опасность провала. «Дельмар» предвидел ужесточение режима секретности на закрытых военных объектах, новую проверку всех сотрудников, выяснение их политических убеждений, родственных связей и документов. В США и Канаде газеты уже были забиты материалами о советском атомном шпионаже. Печатались интервью с предателем Гузенко, с сенаторами, которые требовали положить конец деятельности советских «атомных шпионов». Существовала реальная угроза того, что агенты ФБР смогут установить, что Жорж Коваль в 1932 году вместе с родителями выехал на постоянное жительство в СССР и после этого в США не возвращался.

     Обстановка в США продолжала накаляться. Ее обострил судебный процесс в Канаде над выданными Гузенко советскими агентами. «Дельмар» все еще продолжал работать в США. Он выполнял задания Центра, но мечтал как можно быстрее возвратиться в Москву. В конце 1948 года его просьба была удовлетворена, и «Дельмар» благополучно возвратился в СССР, где его с нетерпением ожидала жена. Он снова стал москвичом, любителем футбола и образцовым семьянином.

В июне 1949 года начальник 2-го Главного управления Генштаба генерал армии М. Захаров подписал приказ, касающийся судьбы «Дельмара» и его работы в военной разведке. В приказе говорилось, что «…солдат Жорж Коваль 1913 года рождения демобилизован из рядов Вооруженных Сил СССР». После этого Жорж Абрамович расстался с военной разведкой на пятьдесят лет.

     С большой радостью бывший аспирант возвратился в институт – МХТИ, без особого труда восстановился в аспирантуре и начал увлеченно заниматься научной работой. Через два года Коваль защитил диссертацию и стал кандидатом технических наук. По оценке членов ученого совета, его диссертация была важной для народного хозяйства страны. Коваль действительно работал над ней увлеченно, используя знания, полученные в МХТИ и американском колледже. Пригодился и опыт практической работы в Ок-Ридже и Дейтоне.

     Научной работе Коваль отдавал все свое время, лишь изредка вырываясь на стадион «Динамо», чтобы посмотреть очередной матч любимого «Спартака».

С 1953 года в его жизни настала полоса творческих успехов в науке и спокойная семейная жизнь. Его приняли на преподавательскую работу в МХТИ. Институт стал для молодого ученого родным домом, в котором он работал около сорока лет. Он искренне любил свою кафедру, своих коллег, к которым всегда относился с большим уважением. Он любил свой предмет и своих любознательных студентов, с которыми умел из года в год находить общий язык и прививать любовь к знаниям и точным наукам. Многие из тех, кто слушал лекции доцента Коваля, стали кандидатами технических наук, руководителями крупных предприятий химической промышленности.

     Жорж Абрамович увлеченно занимался наукой, подготовил и опубликовал около 100 серьезных научных работ, которые получили признание в научных кругах. Он принимал активное участие в работе научных конференций, выступал с докладами и сообщениями и за многие годы работы в институте смог создать целое научное наследие, которым и сегодня пользуются студенты. Главное же его педагогическое достижение, как он сам считал, это помощь восьми аспирантам и соискателям стать кандидатами наук.

     Можно сказать, что Жорж Коваль был талантливым аналитиком, прирожденным педагогом и ученым. Он был не менее удачливым военным разведчиком, который умел предвидеть опасные ситуации и своевременно принимал меры, чтобы не привлечь внимание контрразведки.

     Предчувствие, что американская контрразведка рано или поздно заинтересуется его судьбой, оправдалось. Как стало известно, агенты ФБР все-таки начали разыскивать Жоржа Коваля. В 1949 – 1951 гг. они опросили всех его знакомых в Ок-Ридже и в Дейтоне. Они опросили всех соседей семьи плотника в маленьком городе Сью-Сити. Они пытались понять, какой Жорж Коваль выехал на постоянное проживание в СССР в 1932 году и какой Жорж Коваль работал на секретных объектах в Ок-Ридже и в Дейтоне.

Сведения, переданные Ж.А. Ковалем в декабре 1945 – феврале 1946 г. в Москву об использовании американцами в их первой бомбе полония, подсказали советским ученым идею и показали правильный путь решения проблемы, связанной с нейтронным запалом. Позже для серийного производства советских атомных бомб нейтронные запалы изготовлялись из других материалов. Но в первом атомном устройстве, взорванном на Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 года в 7 часов 00 минут, использовался инициатор, изготовленный по «рецепту», выписанному военным разведчиком «Дельмаром» – Жоржем Абрамовичем Ковалем.

  

Разведчик скончался 31 января 2006 года в Москве на 94 году жизни. Указом Президента РФ от 22 октября 2007 года «за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания Ковалю Жоржу Абрамовичу посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации».

Источник


  • 1
еврей Коваль (кузнец)? это прикольней , чем "еврей - дворник". мдя , "о , сколько нам открытий чудных ..."

азохенвей! читайте мой цикл о еврейском вопросе в России и СССР, и у Вас будет ещё больше чудных открытий, кстати, кузнецы-ремесленники среди евреев - весьма распространённая профессия

дяденька , вы слегка забыли - я оченно внимательно читаю ваши посты :-)

и шо, не один коваль таки не попался на глаза?


я и не говорил , шо их не было (мой дядя Яша Левин работал на заводе) , но так , чтоб аж в фамилию вошло - большая редкость. подозреваю , что при ассимиляции в штатах им просто дали фамилию "Смит" , а вернувшись обратно её "дословно" русифицировали.
а фотка 30-х годов. интересно , а много ковалей-евреев было ДО Революции?

Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя (с)

Легенды времени!

Это был человек свято верующий, что он работает на благо Родины, не за деньги, за идею своего народа, профессионал-разведчик и учёный, человек отдавший всю свою жизнь на благо Родины----это всё было, честь и хвала таким людям!!!

Edited at 2015-12-22 09:08 pm (UTC)

"В нашем деле самое главное — вовремя смыться" © уж и не помню, вроде как И.Ильф и Е.Петров

сделал дело - гуляй смело (с) народная мудрость

Спасибо Жоржу Ковалю и его коллегам за службу на благо народа.
Низкий поклон.

Где он похоронен?

Коэны - на Кунцевском кладбище:

1507

Коваль похоронен в Москве на Даниловском кладбище, а памятник с его именем установлен в Биробиджане на Аллее Героев

мир его праху!
его подвиг таков, что не сразу удаётся осмыслить всё его огромное значение

  • 1
?

Log in

No account? Create an account