Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Летописец Битвы под Москвой
пацак
mikhaelkatz



…Вновь звезда его засияла,
Предрекают горы успеха -
И спектакли, и сериалы…
Но не будет живого Бека.

…Я судьбу его нынче вспомнил,
Я искал в ней скрытого толка,
Но единственно, что я понял:
Жить в России надобно долго.

В. Корнилов
Памяти Александра Бека

1941 год…вероломное нападение гитлеровских войск на нашу родину заставило всю страну в едином порыве встать на её защиту. Но мужество и беспримерная храбрость наших солдат разбивалась о железные орды захватчиков. И осень 1941 года - месяцы беспримерного противостояния, самоотверженного Подвига битвы за Москву - стала одной из самых трагических страниц в истории Великой Отечественной.



Имена защитников Москвы - легендарны! Герои-панфиловцы, годовщина боя которых возле разъезда Дубосеково грядет в эти ноябрьские дни, герои-танкисты, защитники Калинина… Воспоминания солдат, записанные современниками и внимательными журналистами. И – книги, в которых правда и память. Историю битвы за Москву давно невозможно представить без книг Александра Бека.

21 декабря 1902 года (3 января 1903 по новому стилю) в Саратове, в семье генерала медицинской службы, главного врача большого военного госпиталя Альфреда Владимировича Бека, родился мальчик, которому суждено было стать голосом героев Великой Отечественной войны, голосом современников. Военный корреспондент, журналист, прозаик, автор правдивого, талантливого романа о защитниках Москвы – «Волоколамское шоссе» и многих других - Александр Альфредович Бек. Согласно семейной легенде Бек – из обрусевших датчан: прадеда, Христиана Бека, «выписал» из Дании сам Петр I в качестве опытного почтмейстера – организовать российскую почту.

Детство и юность Александра Альфредовича прошли в Саратове. Он учился в саратовском реальном училище, особенно успевая в математике. Учитель так и говорил: «А для Бека у меня есть особая задачка – потрудней». Окончив училище в 1919 году, 16-летний Бек рванул на фронт и вступил в Красную Армию. Он воевал на Восточном фронте под Уральском и был ранен. Именно там впервые юному Беку поручили написать несколько репортажей. С первой своей должности - «труженика газеты» в дивизионной многотиражке - Бек начал свой путь хроникера жизни.

По окончании Гражданской войны Бек учится на историческом факультете Свердловского университета.
В 1922 году работает на Московском кожевенном заводе, посещает журналистский кружок «Правды». Свои заметки и зарисовки в газете «Рабочая Москва» («Главный козырь Максимыча», «Рабочий, который болеет душой») подписывает диковинным псевдонимом «Ра-Бе».




Как литературный критик, выступает в «Литературной газете», в журнале «Октябрь», «На литературном посту» и др. В «Известиях» публикует статьи о М.Горьком и А.Серафимовиче.

Позднее он вспоминал о том времени: «Все мои тогдашние очерки — это зарисовки заводской жизни рабочих окраин. Как видно, меня всегда привлекала жизнь рабочих... Выпустил книгу "Лицо рабочего читателя" — на основе бесед с читателями Донбасса. Ну а потом меня "угробили"... В журнале "На литературном посту" так раскритиковали мои статьи, написанные совместно с Лидией Тоом, что мне пришлось уйти из литературы». Воспоминания эти - с огромной дозой самоиронии: «Представляете, я был еще левее РАППа!».

Дочь писателя, Татьяна Бек, рассказывала: «В начале 30-х Бек случайно (но «чем случайней, тем вернее», как сказал поэт) попал в литературную бригаду, которая от редакции, возглавляемой М.Горьким и носившей имя «История фабрик и заводов», была командирована в Сибирь – коллективно создавать историю Кузнецкстроя. Именно здесь писатель (а он долго сам себя считал лишь «журналистом» или еще «горе-писакой») нащупал свой уникальный метод: беседовать с героями будущих книг, выуживать из них драгоценные детали, собирать крупицы и нити, из которых затем сплетется ткань повествования. Участники этого проекта, который позднее был назван «Кабинетом мемуаров», именовались неуклюжим словом «беседчики» и, вместе с прикрепленной к каждому стенографисткой, «раскручивали» наркомов, инженеров, хозяйственников, изобретателей, рабочих на драгоценные исповеди. «Наше дело – талантливо слушать, то есть настроить собеседника, чутко, заинтересованно ему внимать, вызывать вопросами красноречивые подробности, словом, добиться задушевного яркого рассказа», – вспоминал писатель позднее».




«Литературная газета» позитивно отметила очерк Бека «Главы из истории Кузнецкстроя» (1933). Материалы этой поездки легли в основу первой повести Бека «Курако» (1934); о жизни выдающегося русского металлурга М.К.Курако Бек писал в 1930-е и в журнале «Сибирские огни». М.Курако умер в Кузбассе в 1920, но именно по его проекту в 1930-е был построен в Кузбассе металлургический комбинат, который сыграл значительную роль в судьбе всей страны. Однако роль М.Курако была предана забвению. По существу, Бек ввел М.Курако в историю русской науки. В 1939 в «ЖЗЛ» под псевдонимом И.Александров Бек издал написанную совместно с Г.Григорьевым биографическую книгу «Курако». В том же году опубликовал повесть «Записки доменного мастера».

Незадолго до войны писатель засел за большую вещь, которую завершил лишь много лет спустя. Это – «Жизнь Бережкова» (окончательное заглавие – «Талант»), повествующая об отечественных авиаконструкторах.
Писатель трудился над романом на даче, когда в окошко к нему постучал сосед: «Вы ничего не знаете? Началась война!». Бек вступил добровольцем в народное ополчение, в Краснопресненскую стрелковую дивизию. Затем стал военным корреспондентом, в 1942 прибыл в 8-ю Гвардейскую Краснознаменную дивизию, знаменитую Панфиловскую (316-ю стрелковую дивизию под командованием И.В.Панфилова до 18 ноября 1941 года). «Бравый солдат Бейк» - так его прозвали ополченцы.




Здесь, на полях войны, и родилась книга «Волоколамское шоссе».
Сам Бек так никогда и не дал жанрового определения своей сокровенной книге. Лишь однажды в дневнике 1942 года назвав ее «хроникой битвы под Москвой». Первые две повести книги - «Панфиловцы на первом рубеже (повесть о страхе и бесстрашии)» и «Волоколамское шоссе» (с подзаголовком «Вторая повесть о панфиловцах») вышли в свет в сдвоенных номерах журнала «Знамя» в 1943-1944 годах. Критик М.Кузнецов вспоминал, что когда он, молодой сотрудник армейской газеты, прибыл в 1944-м с редакционным заданием в одну из дивизий, то был тут же вызван к генералу: «Скажите, – спросил генерал, держа в руках «Знамя», – можно ли в типографии армейской газеты срочно издать вот это? Я бы эту книжку раздал каждому офицеру своей дивизии». Тот же генерал долго расспрашивал журналиста о Беке и в заключение заявил: «Он, конечно, профессиональный военный, ставший писателем, он или полковник, или постарше».

Читательское признание было невероятным и единодушным. Журналы зачитывали до дыр и в армии, и в тылу, передавали из рук в руки, обсуждали, изучали. Не меньшим было признание товарищей по перу. К.Симонов свидетельствовал: «...среди правд, написанных всеми нами о войне, одной из самых важных и дорогих правд была правда книги Бека "Волоколамское шоссе"... это вообще одна из самых лучших книг о войне в нашей литературе. И хотя ее хорошо знают у нас и знают во всем мире, ей, этой книге, еще не полностью воздано по заслугам» (Симонов К. Об Александре Беке // Литературная Россия. 1963. 11 янв.).




Эту книгу характеризует «отход от примитивной ура-патриотической идеализации и одновременно приспособление к требуемой партией линии сочетаются настолько умело, что обеспечили повести в Советском Союзе непреходящее признание» (В. Казак). Среди ее героев — командир батальона старший лейтенант (впоследствии гвардии полковник, командир дивизии) Баурджан Момыш-Улы, от имени которого ведется повествование; командир дивизии генерал-майор Панфилов — чем-то суворовским веет от его заботы о солдатах, от афористичности его речи: «Не торопись умирать — учись воевать», «Солдат умом должен воевать», «Солдат идет в бой не умирать, а жить», «Победа куется до боя». В батальоне Момыш-Улы под Москвой треть бойцов были казахи. Естественно, в повести возникает тема интернационализма, боевого братства народов. Развитие этой темы в разгар войны — также заслуга Бека.




Баурджан Момыш-улы


Интересны психологически многогранные образы политрука пулеметной роты Джалмухамеда Бозжанова, командира взвода лейтенанта Мухаметкула Исламкулова, красноармейца Абиля Джильбаева, капитана Шилова, лейтенанта Рахимова, рядового Мурина и др.


Автор показывает, что истоки победы не только в способности идти на подвиг, но, прежде всего, в умении воевать - в повседневном ратном труде, подготавливающем и подвиг, и победу. Основной темой книги стал феномен преодоленного страха, который побеждается на войне совестью, стыдом и одухотворенной дисциплиной. Отчасти – и смехом («Смех – это самое серьезное на фронте!»): в книге немало шутейного юмора и народной иронии – и в живых диалогах, и в обилии смеховых поговорок. Одна из первых глав так и называется «Страх». Герой, он же рассказчик, в пух и в прах разбивая «ефрейторов литературы» (синонимы – сочинители и бумагомаратели), объясняет писателю, что героизм не дар природы и не дар каптенармуса, вместе с шинелями раздающего бесстрашие, – страх как «затмение рассудка» и «мгновенная катастрофа» подточенной души преодолевается волей и азартом коллективного боя. «Когда мы отбросили немцев от Москвы, за ними побежал и генерал Страх».

Генерал Панфилов


«В этой книге я всего лишь добросовестный и прилежный писец» - пишет Бек. Правдиво и откровенно, от лица живых своих персонажей ведет он повествование. «Сумеете ли вы передать это в книге: несвобода ради свободы?» – с сомненьем спрашивает однажды герой своего хроникера. На самом деле – а в книге с избытком присутствует провокативная игра между «писцом» и «героем» – Бек зачастую вкладывает в уста Баурджана открытия своей личной философии, которые ему, парадоксалисту и ернику, нравилось излагать не в прямых авторских отступлениях, а как бы устами собственного антагониста. Военное искусство в книге Бека с поразительной живостью и даже чувственностью раскрыто как творчество недремлющей мысли, обходящей и шаблонные параграфы устава, и мертвые приказы, и бессмысленно деспотические директивы.
«Волоколамское шоссе» было переведено практически на все основные языки мира, во многих странах оно вошло в обязательное чтение для слушателей военных академий (в ЦРУ по книге Бека долго изучали психологию советского командира и «загадочную русскую душу» в контексте войны). Эта книга была одной из любимых книг команданте Че Гевары.

  Александр Бек


Но на этом работа над циклом не закончилась. Ведь «Волоколамское шоссе» изначально задумывалось как цикл из четырех книг. Весной 1956 года Бек приступает к работе над продолжением «Волоколамского шоссе». Она велась таким образом: писатель поднял то немногое, что осталось от его военного архива, – сохранившиеся стенограммы разговоров с Момыш-Улы и другими участниками битвы (так, уцелела полуистлевшая тетрадь «Разные беседы» с солдатскими словечками, байками и мелкими подробностями фронтового быта), а также провел ряд новых бесед. В 1960 году в «Новом мире» Твардовского выходят повести «Несколько дней» и «Резерв генерала Панфилова».

Татьяна Бек пишет: «В послевоенном продолжении «Волоколамского шоссе» – не в пример началу – постоянно форсируется и уже заголяется полемика (проще говоря – разница) меж героем-рассказчиком и автором-писцом. Бек, продолжая экспериментальную игру в смиренного писца при властном герое (властвует-то на самом деле лукавый автор!), теперь явно дистанцируется от Баурджана. Вообще, между первой и второй половинами книги – много зеркально спорящих отражений… Главным героем повествования постепенно становится не категоричный и властный рассказчик Баурджан, а мудрый и чуткий Панфилов, который позволял себе заявлять в штабе, что беспорядок «это и есть новый порядок», и который гибнет в бою под деревней Горюны (о, эта поэзия русских названий!) как гуманист и как новатор… Публикацией третьей и четвертой повестей «Волоколамского шоссе» …была завершена история создания этой странной и сильной, нежной и жестокой, простой и неисчерпаемой книги о военном творчестве, о страхе и бесстрашии, о ненависти в избытке любви, об универсальном и единственном, о смерти и жизни».




Параллельно писатель продолжает работу над произведениями об энтузиастах отечественной металлургии. В 1948—49 были изданы книга повестей «Доменщики», повесть «Тимофей — Открытое сердце», сборник рассказов и очерков «Зерно стали». В 1951 году Бек публикует повесть «Новый профиль», в 1954 — роман о новаторах металлургии «Молодые люди» (написан совместно с Н.Лойко). В традициях «Кабинета мемуаров», где сотрудничал Бек, было стенографирование бесед с передовиками производства, стенограммы давали материал для литературной обработки. Бек стремится возродить эти традиции, в очерке «Ваш корреспондент потерпел неудачу...» предлагает создать при СП Общество изучения жизни, где собирались бы и хранились стенограммы бесед с интересными людьми: «Не есть ли это поистине народная, могучая потребность — рассказать сверстникам и поколениям о нашем необыкновенном времени, о том, что довелось свершить и пережить?» (Бек А. Счастливая рука. М., 1962. С.167).




В 1956 году закончена «Жизнь Бережкова», в которой детально раскрывается процесс формирования характера изобретателя, развитие его творческой мысли. Прототипом явился авиаконструктор Александр Александрович Микулин.


В том же 1956 году А.Бек был членом редколлегии альманаха «Литературная Москва». Бек продолжает работать в различных жанрах, публикует предисловие к книге Дитера Нолля «Приключения Вернера Хольта», с реж. И.Копалиным пишет документальный киносценарий о Гражданской войне «Страницы бессмертия».




Писателю предстояло еще написать другую хронику века – роман «Новое назначение», в котором он переосмыслит и опрокинет свой экстремально-военный гимн дисциплине и покажет, сколь губительно для творческой индивидуальности подчинение верховно-порочной «административно-командной системе». В центре романа - И. Тевосян, занимавший при Сталине пост министра металлургической промышленности и чёрной металлургии. С публикации этот роман был снят по требованию вдовы Тевосяна. Он был впервые опубликован в ФРГ в 1972 году, а в СССР — в 1986 году.




Большой жизненный материал подытожен в романе-записках «На своем веку» посвященный династии металлургов Коробковых. (1975). Роман «На другой день» (неоконченный), впервые опубликованный в 1989 году (журнал «Дружба народов», 1989 год № 8, 9) посвящён молодости И. В. Сталина.
Последние его романы были опубликованы после смерти писателя.

В свои последние годы Александр Альфредович Бек жил в Москве в доме 4 по улице Черняховского. Скончался 2 ноября 1972 года, похоронен в Москве, на Головинском кладбище.




Могила А. Бека на Головинском кладбище, Москва


Смотрят военные ели,
Как у дороги, один,
В широкополой шинели
Он голосует на Клин.

В кузове долго трясется
С чувством неясной вины...
Как ему трудно дается
Тайная тайных войны!

(Это увидится снова
Взглядом иным, молодым.
Но драгоценнее слово,
Сказанное – сквозь дым).

Смотрят военные ели,
Как он замерзшей рукой,
Пряча блокнот от метели,
Пишет про утренний бой,

Как, разомлев от привала,
Правды прилежный писец,
Он, улыбаясь устало,
Просит налить ему щец.

Т.А.Бек


По материалам В.А. Шошина, («Хронос»);
«Перечитывая отца. Александр Бек». Т.А. Бек, журнал «Марка»;
«Волоколамское шоссе», А.А. Бек, http://militera.lib.ru

Светлана Ляхова, Группа ВК "Солдатский храм"




  • 1
Поймал себя на мысли - хорошо, что он не увидел 90-х.
Спасибо за прекрасный материал.

читал "Волоколамское шоссе" очень понравилось

  • 1
?

Log in

No account? Create an account