Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Генералы и адмиралы Бессмертного полка
пацак
mikhaelkatz


Слушатели военной академии имени Фрунзе на построении, 1941 г, войну переживут не все

Рассказ о потерях, которые выпали на долю высшего комсостава Красной Армии в годы Великой Отечественной войны.



Оригинал взят у mayorgb в О безвозвратных потерях высшего офицерского состава в Великой Отечественной Войне.


Вторая половина XIX века для всего мира ознаменовалась коренными переменами в военном искусстве. Распространение нарезных казнозарядных ружей и артиллерийских орудий, а также унитарных патронов и снарядов радикально изменило войну, перевернув с ног на голову многие казавшиеся ранее незыблемыми принципы.

Раньше пехота, вооружённая дульнозарядными гладкоствольными мушкетами, использующими в качестве взрывчатого вещества дымный порох, должна была для создания приемлемой плотности и мощности огня действовать предельно плотным строем и вести огонь залпами причём эффективная боевая дальность стрельбы ограничивалась 200 метрами. Егеря, вооружённые штуцерами, могли стрелять на большие расстояния и на порядок более точно, чем мушкетёры, но заряжание дульнозарядного штуцера, использующего раздельные патроны, занимало много времени.

Казнозарядная магазинная винтовка, бездымный порох и унитарный патрон сняли существовавшие ранее требования и ограничения. Винтовка, в отличие от дульнозарядного штуцера, заряжалась даже быстрее мушкета, что позволяло стрелку делать до 15 выстрелов в минуту, а с некоторыми системами даже больше. При этом эффективная дальность стрельбы возросла в разы, равно как и точность. В результате даже один стрелок имел возможность нанести заметный урон живой силе противника.

Скорострельные казнозарядные нарезные пушки и гаубицы, использующие унитарные заряды с бризантными взрывчатыми веществами и бьющие далеко за пределы видимости, сделали артиллерию подлинным богом войны.



Смертельное ранение генерала Ф.Э. Келлера во время боя на Янзелинском перевале 18 июля 1904 года

В итоге плотный строй на поле боя стал не только не нужен, но и попросту вреден практически во всех ситуациях. Линии, каре и колонны на полях сражений сменились цепями, со временем всё более разрежавшимися. Солдаты вместо пёстрых мундиров, облегчавших противнику прицеливание, одели униформу однотонных защитных цветов. Возрастание роли артиллерии (в боях Первой Мировой Войны потери от артиллерийского огня в среднем в три раза превышали потери от огня ружейно-пулемётного) придало огромное значение полевой фортификации и умению использовать окружающий рельеф для защиты и передвижения.

Кроме того, в результате промышленной революции кардинально повысились объёмы производства, в том числе военного, а это позволило государствам вооружать невиданное до той поры количество людей. Численность вооружённых сил стала определяться сотнями тысяч и миллионами. Такие технические новшества, как железные дороги и автотранспорт, сделали возможным снабжение этих колоссальных человеческих масс, а такие, как телеграф, телефон, радио и воздухоплавательные аппараты - управление ими.



А. Вепхвадзе. . Смертельное ранение генерала Багратиона

Наконец, вследствие нарастания дальнобойности и точности основных средств поражения неприятеля сражения растянулись в пространстве и во времени. Если четверть миллиона участников Бородинской битвы сражались один день (не считая предшествовавшего битве боя за Шевардинский редут) на фронте в 8 километров, эшелонируя порядки в глубину 3-3,5 километра, то более 560 тысяч русских и японских солдат, столкнувшихся в сражении под Мукденом, более 20 дней действовали на фронте протяжённостью до 150 километров при глубине эшелонирования в 20-25 километров. А по советским предвоенным наставлениям фронт обороны стрелковой дивизии РККА (14483 человека по штату, реально от 5 до 14 тысяч) составлял 10 километров при глубине в 3-5 километров. На площади большей, чем всё пространство, занятое русскими войсками при Бородино, теперь держались силы, едва ли не в десять раз меньшие, и при этом надо учесть, что из-за насыщения всевозможной техникой и потребностей снабжения в армиях середины XX века значительно выросла доля небоевых частей. В реальности Красная Армия встретила войну при оперативной плотности в 30-50 (а порой и больше) километров фронта на дивизию, но это была уже ненормальная ситуация, которая стала одной из главных причин наших жестоких поражений в начале войны.



Гибель адмирала Макарова 13 апреля 1904 года на броненосце "Петропавловск", японская картина

Для ведения скоординированных операций на огромных расстояниях на протяжении длительного времени армиям была необходима сложная многокомпонентная организационная структура. Дивизии и корпуса, в начале XIX века бывшие более административными единицами, после "нарезной революции" приобрели первостепенное тактическое значение. От командиров соединений теперь как никогда ранее требовалось умение проявлять инициативу, планировать собственные действия, при этом умея выбрать такие, что соответствовали бы общему замыслу вышестоящего командования. Если в Битве Народов при Лейпциге можно было послать фельдкурьера главнокомандующему с запросом о действиях, то в 30-40-е годы невозможность воспользоваться телеграфом, телефоном или радиостанцией могла обернуться потерей связи с вышестоящим командованием, и тогда командиру соединения оставалось надеяться только на себя.

В таких условиях работа командиров дивизионного, корпусного уровней приобрела невиданные ранее тяжесть и напряжение. Тщательное планирование требовалось на самом низком уровне, именно поэтому в Первой Мировой Войне штабы появляются даже на уровне полков.

Возросшие требования к командующим соединениями, армиями и фронтами отнюдь не снизили опасности их труда. Если стрелок с винтовкой может быстро сменить обстреливаемую позицию, то командующий дивизией, корпусом, армией etc. вместе со своим штабом, находясь на командном пункте, может покинуть его лишь тогда, когда будет как минимум эвакуировано всё необходимое для управления боем оборудование. Да и по обнаруженному стрелку никто не будет вести сотой доли того огня, который грянет по раскрытому командному пункту соединения или объединения.

Именно поэтому нельзя обойти вниманием боевую работу советских генералов и адмиралов в ходе Великой Отечественной Войне, число которых с 1076 маршалов, генералов и адмиралов в начале войны выросло до 5625 к её окончанию, никак нельзя. Потому и необходимо знать, сколько советских военачальников и штабистов отдали свои жизни в Великой Отечественной Войне.

Данные, которые приводятся ниже, не точны абсолютно, и могут быть изменены в большую или меньшую сторону, но общий порядок они отражают более чем достоверно.

В целом безвозвратные потери советского высшего офицерства разделены на две категории: боевые и небоевые. К первой категории отнесены погибшие в боях, умершие от ран, пропавшие без вести, покончившие с собой во избежание плена, подорвавшиеся на минах, погибшие от рук диверсантов и попавшие в плен. К категории небоевых потерь отнесены казнённые, покончившие с собой не во избежание пленения, погибшие в авто- и авиакатастрофах, погибшие в результате других происшествий и умершие от болезней.

         

Герой Советского Союза генерал-полковник Михаил Петрович Кирпонос командовал в начале войны Юго-Западным фронтом, погиб 20 сентября 1941 года при прорыве из Киевского котла

1941 год стал годом самых страшных бедствий и потерь для всех Вооружённых Сил СССР, и генералитет с адмиралитетом тут не исключение. Самые тяжёлые безвозвратные потери советских военачальников приходятся именно на первые полгода войны. Боевые безвозвратные потери генералов и адмиралов составили 48 человек погибшими в боях, 10 умершими от ран, 11 пропавшими без вести, 1 человек застрелился во избежание плена и 1 погиб от действий неприятельских диверсантов - итого погиб 71 советский военачальник, ещё 63 попали в плен, из них 3 уже в 1941 году погибли в плену. Таким образом, всего боевые потери генералов и адмиралов РККА составили 134 человека. Небоевые потери также оказались крайне высокими: 27 человек казнено, 2 покончили с собой, 1 погиб в транспортной катастрофе, 3 умерли от болезней - итого 33 генерала и адмирала.




Герой Советского Союза (посмертно) генерал-майор Иван Васильевич Панфилов, командир 316-й стрелковой дивизии, героически оборонявшей Москву в октябре-ноябре 1941, погиб 19 ноября 1941 под Волоколамском от осколков близко разорвавшейся немецкой миномётной мины



Герой Советского Союза, генерал-майор танковыхх войск Александр Ильич Лизюков, командир 2 танкового корпуса, Брянский фронт, погиб в бою 23 июля 1942 года, в подбитом немцами танке КВ-1

Тяжелейшие потери понёс генералитет и адмиралитет СССР и в 1942 году, году сражений под Сталинградом и Ржевом, потери Крыма и катастрофы под Харьковом, попыток прорвать блокаду Ленинграда у Любани и Синявина. Боевые потери советских полководцев распределяются следующим образом: пал в боях 41, умерло от ран 10, пропали без вести 2, покончили с собой во избежание плена 3, подорвался на минах 1 и попало в плен 16 генералов и адмиралов; во вражеском плену за 1942 год погибли 6 генералов и адмиралов. Таким образом, боевые безвозвратные потери советского полководчества составили 73 человека. Что до небоевых потерь, то они в 1942 году таковы: репрессирован 21 высший офицер, застрелились 2, погибли в транспортных катастрофах 2, умерло от болезней 12 - в общем 37 человек.



Вице-адмирал Валентин Петрович Дрозд, в начале Великой Отечественной командовал эскадрой кораблей Балтийского флота, затем участвовал в обороне Ленинграда, 29 января 1943 года во время артиллерийского обстрела на ледовой трассе под Кронштадтом, его автомобиль провалился под лёд, и адмирал утонул




Генерал армии Иосиф Родионович Апанасенко, заместитель командующего войсками Воронежского фронта, во время боёв под Белгородом 5 августа 1943 года он был смертельно ранен при налёте вражеской авиации, и в тот же день скончался, ещё в Первую мировую он стал кавалером трёх георгиевских крестов и двух георгиевских медалей

1943 год стал годом первых без преувеличения разгромных поражений неприятеля в стратегическом масштабе. Но достались эти невиданные прежде победы над Вермахтом и армиями германских союзников нелегко, и это отражают безвозвратные потери наших войск, определяемые в диапазоне 2,3-2,5 миллиона человек. Боевые безвозвратные потери высшего офицерства Советских Вооружённых Сил в 1943 году также наглядно показывают накал и размах бушевавших на Советско-германском фронте битв: 40 генералов и адмиралов погибло, 13 умерло от ран, 2 пропали без вести, 2 подорвались на минах и 3 попали в плен; в плену в 1943 году погибли 6 советских полководцев. В целом боевые потери - 60 генералов и адмиралов. Небоевые потери были следующими: 4 военачальника казнены, 1 покончил с собой, 1 погиб в транспортном происшествии, 1 в результате другого происшествия, 24 умерло от болезней. Итого не от боевых причин наш высший командный состав лишился 31 человека.



Герой Советского Союза генерал армии Николай Фёдорович Ватутин, умерший 15 апреля 1944 года от ран, полученных в стычке с украинскими нацистами 29 февраля 1944 года.

В 1944 году Красная Армия с победой выдворила основные силы врага за границу, оставив на советской земле лишь изнурённую группу войск "Север", запертую в Курляндии. В этом году был сокрушён тот Вермахт, что когда-то разгромил сильнейшие армии Европы и дошёл до Москвы. Советские войска потерпели, по существу, лишь одну неудачу стратегического масштаба, не сумев обрушить "Белорусский балкон" в январе-апреле 1944 года, но уже летом исправили это в грандиозном Белорусском наступлении, вошедшем в историю под своим кодовым названием - операция "Багратион". Были поражения армейского уровня под Тыргу-Фрумосом в апреле-мае 1944 года и ещё в ряде случаев, но все эти неудачи меркнут на фоне разгромов на Правобережье Днепра и в Крыму, под Бобруйском и Минском, в западной Галиции и Карпатах. Безвозвратные потери Вооружённых Сил СССР в этом году оказались значительно ниже 2 миллионов человек. Однако для советского полководчества этот год стал временем потерь больших, чем в 1943. Боевые потери таковы: 37 военачальников погибло в боях, 17 умерло от ран, 6 подорвались на минах, 1 попал в плен - всего 61 человек; умерло во вражеском плену 5 генералов и адмиралов. Небоевые потери высшего офицерства стали самыми высокими за всю войну: 1 военачальник покончил с собой, 9 погибли в транспортных катастрофах, 1 от происшествия иного рода, 32 умерло от болезней - всего 43 человека.



Герой Советского Союза генерал-лейтенант Дмитрий Михайлович Карбышев попал в нацистский плен в августе 1941 года, погиб в плену после изуверских истязаний 18 февраля 1945 года.



Дважды Герой Советского Союза генерал армии Иван Данилович Черняховский, погибший в результате разрыва германского снаряда 18 февраля 1945 года возле восточно-прусского города Мельзак (ныне Пененжно в Польше). За время войны он прошёл путь от командира танковой дивизии (назначен 11 марта 1941 года) в звании полковника до командующего 3-м Белорусским фронтом (назначен в апреле 1944 года), став самым молодым командующим фронтом в Красной Армии во время Великой Отечественной Войны - на момент назначения на эту должность ему было всего 37 лет.

В 1945 году Красная Армия провела, пожалуй, наилучшие свои операции: Висло-Одерскую, Берлинскую, Восточно-Прусскую. Чуть более четырёх месяцев понадобилось нашим войскам, чтобы добить фашистскую Ось в Европе, убедительно доказав своё могущество. Безвозвратные потери Вооружённых Сил СССР в этом году составили более 0,8 миллиона человек. Высшее советское офицерство потеряло при этом 16 человек погибшими в боях и 12 умершими от ран, всего 28; погибли во вражеском плену 3 советских полководца. Небоевые потери были следующими: 1 военачальник казнён, 6 погибли в авто- и авиакатастрофах, 11 умерло от болезней - всего 18 военачальников.



Маршал Советского Союза Борис Михайлович Шапошников, неоднократный начальник Генштаба РККА и заместитель наркома обороны СССР, умер в 1945 году от тяжёлой болезни, не дожив 44 дня до Победы, единственный Маршал Советского Союза, скончавшийся во время Великой Отечественной войны


Итак, теперь подведём итоги по всей войне. В общем боевые безвозвратные потери высшего советского офицерства составили 356 человек, из них 182 погибло в бою, 62 умерло от ран, 15 пропало без вести, 4 покончили с собой во избежание плена, 9 подорвались на минах, 1 погиб от действий вражеских диверсантов и 83 попало в плен; в плену погибло 23 советских военачальника, судьба ещё 3 пленённых неизвестна, 57 вернулись на Родину. Небоевые безвозвратные потери генералитета и адмиралитета следующие: 53 репрессированных, 6 покончивших с собой, 19 погибших в авто- и авиакатастрофах, 2 погибших от происшествий иного рода и 82 умерших от болезней - в общем 162 человека. В целом же безвозвратные потери советских маршалов, генералов и адмиралов в Великой Отечественной Войне составили 518 человек.

Группа "Солдатский храм"



  • 1
Спасибо.
Замечательные люди.

Да, были люди, про времена наполеоновских войн вообще не могу читать спокойно, вести шагом полк в атаку под шрапнелью да на картечь, плечём к плечу с рядовыми - это Сильно!
По Великой Отечественной спасибо, далеко не все знал про этих Людей.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account