Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Выборы в Учредительное собрание
пацак
mikhaelkatz



Лозунг о необходимости выборов Учредительного Собрания выдвигался российскими революционерами с самого начала XX века. Пришедшее к власти в результате Февральской революции Временное правительство сразу же провозгласило своей главной задачей созыв Учредительного Собрания, избранного на основе всеобщего, равного, тайного и прямого голосования и призванного решить вопрос о государственном устройстве России. Однако подготовка к выборам затянулась: если первоначально они были назначены на 17(30) сентября 1917 г., то 9(22) августа Временное правительство перенесло их дату на 12(25) ноября. Фактически же выборы были проведены в этот срок лишь в 39 избирательных округах из 79. В ряде мест голосование состоялось в конце ноября – начале декабря, а в нескольких отдалённых округах – в начале 1918 года.


О том, что в результате выборов партия большевиков получила всего 24% депутатских мест не сообщал только самый ленивый антисоветчик. Да, в результате из 800 депутатов было избрано 715 человек. По неполным данным, места распределились следующим образом: большевики – 175, эсеры – 370, левые эсеры – 40, меньшевики – 15, народные социалисты – 2, кадеты – 17, национальные группы – 86. Теперь дадим слово самим избирателям и посмотрим насколько адекватно результаты голосования отражали настроения народа?




Крестьянин Бабичев из села Вишнево Курской губернии:
«Наступило время выборов в Учредиловку. На нашу деревню прислали пуда два избирательных карточек, на каждого избирателя штук [по сто]. С утра начали баб и мужиков [собирать] к школе с этими листочками. И вот подходят к писарю, к кому попало: “Пожалуйста, напиши, а то мне некогда, дома дети кричат”. Сперва спрашивали: “За кого будешь голосовать, тётка”, – потом и спрашивать перестали. Пиши, как знаешь»




Вот что сообщили в газету «Деревенская беднота» крестьяне двенадцати деревень Верхне-Богаевской волости Кромского уезда Орловской губернии:


«Накануне выборов нам прислал Орловский Земельный Комитет программу со списком №3 (партии социалистов-революционеров), за который и было предложено нам, крестьянам, всем без исключения, женщинам и мужчинам, голосовать; что же касается остальных программ и списков, то их Орловский Земельный Комитет не прислал совсем, крестьяне совершенно не были с ними знакомы. 12 ноября мы были призваны в волостное правление, где и было избирательное бюро; здесь мы получили по 8 избирательных карточек. Появляется офицер поручик Комаков и начинает вести агитацию:


– Граждане и гражданки! Голосуйте за список №3, партии социалистов-революционеров, которая нам обещала землю и волю. Другой партии, которая бы защищала интересы крестьянства, нет»




Распространённым явлением было невключение в избирательные списки тех или иных групп населения. Так, не были занесены в списки многие жители села Оленье Царицынского уезда Саратовской губернии. Не принимали участия в голосовании крестьяне деревни Борки Медведевской волости Псковской губернии (не были занесены ни в один избирательный округ), рабочие Киевского арсенала (500 человек), половина населения Печорского района, крестьяне Люцинского уезда Витебской губернии, солдаты 68-го Сибирского стрелкового полка и многие другие.




«Сахарный завод в Таволжанке. Преобладают оборонцы, лишили права голоса поденных дворовых рабочих, настроенных в пользу большевиков». За рабочих 52-го участка 3-го округа Северной железной дороги проголосовало их начальство на станциях Мга и Званка. В Пружской волости Зубковского уезда Тверской губернии при голосовании не хватило конвертов, в результате из 3714 избирателей смогли проголосовать лишь 2200 человек.




«В 1-й Донской казачий полк при выборах в Учредительное Собрание не был допущен список №5 большевиков. Представители казаков-избирателей обращались к комитету с требованием этого списка, и им ответили, что Союз казачьих войск большевистские списки уничтожил»




Из письма в газету «Солдатская правда»:
«Как известно, у нас в Лифляндской губ[ернии] много богатых помещиков. Они всеми силами стараются возбудить народ и заставить его голосовать за списки №7 и 6 (партии народной свободы). Остальные номера они велели сжечь»




«Во многих уездах Смоленской, Могилёвской, Вологодской, Рязанской, Витебской, Виленской, Тверской, Новгородской губ. и т.д. списков большевиков не было вовсе, или их выдавали в недостаточном количестве. В Уфимской губ. на целом ряде заводов тысячам рабочих было отказано выдать списки большевиков; в Любани Минской губ. списки большевиков уничтожались, в некоторых волостях Моршанского уезда Тамбовской губ. агитация большевиков была запрещена под угрозой ареста»




«Товарищи Окружной комиссии, – жаловались жители деревни Иванцово Авдотьинской волости Иваново-Вознесенской губернии, – обратите внимание на недобросовестное поведение местной избирательной комиссии деревни Иванцово. Когда неграмотные избиратели шли к урне и просили выбирать список №6, то В.В. Роншин и др. члены комиссии подменивали голоса выборщиков, вкладывали в конверт список №3, т.к. им ближе партия соц[иалистов]-революционеров. Пробовали некоторые крестьяне протестовать, но их изгоняли»




В Сиверстской волости Торопецкого уезда Псковской губернии председатель комитета Союза земельных собственников помещик А.Морго организовал скупку избирательных бюллетеней с тем, чтобы сфальсифицировать результаты голосования в пользу партии кадетов. «Женщины уверяли, что собственники скупают бюллетени по две и по три копейки». Однако записка с соответствующими инструкциями, адресованная члену союза Ивану Андрееву, попала в руки агитатора от партии большевиков Фёдора Степановича Тимошенко. После разоблачения «крестьяне хотели побить Андреева, но он скрылся, как скрылся и Морго, когда 12-го ноября возмущённые крестьяне выгнали его из волостного комитета, где происходили выборы»




В Красногорской волости Опочковского уезда Псковской губернии во время выборов практиковалась покупка у крестьян списков левых эсеров и большевиков и выдача вместо этих списков кадетских . В 237-м городском госпитале персоналу предлагали увеличить жалованье при условии голосования за кадетский список.

   


«Во время выборов в Учредительное собрание в селе Сокуре Саратовской губернии общество устроило сход и поставило урны. Начальник станции вместе с кулаками настаивал на том, чтобы все голосовали за список №12 (эсеров). Брали карточки и против воли крестьян бросали их в урну. Крестьяне возмущались, кричали, что надо голосовать за список №10 (большевиков), так как это самая правильная партия, но кулаки кричали, что кто пойдёт (за большевиками), того побьют нагайками, как в 1905 г.»


 

«Виленская губ. В Горяни (при станции Зябки) кулаки и богатеи руководили выборами. При спускании в ящик бюллетеней они просматривали списки и неугодные им рвали. В Псковской губ. в погосте Дуняны дьякон был уличён в том, что вынимал из урны списки большевиков и заменял их кадетскими. Точно так же в Витебской губ. Могилянской волости волостной секретарь уничтожил около 500 конвертов» В целом ряде мест, например, в Дроздовской волости Псковской губернии, урн не было и бюллетени «охапками бросались на стол» .


   

Многочисленные факты нарушений полностью дискредитировали идею Учредительного Собрания в глазах избирателей. Сформированный состав депутатов полностью отражал интересы крупной и мелкой буржуазии городов и села. Стоит отметить, что с формальной точки зрения разгон «Учредилки» был также вполне правомерен – после того, как фракции большевиков и левых эсеров покинули зал заседаний, Собрание окончательно и бесповоротно утратило кворум. Другое дело, что, следуя демократической процедуре, Советское правительство должно было после этого организовать новые выборы. Однако в условиях раскола и поляризации общества это пожелание явно относилось к разряду утопий.





Группа ВК "Зеркало истории"



?

Log in

No account? Create an account