Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Дальний предок Льва Натаныча Щаранского
пацак
mikhaelkatz



11 апреля 1803 года родился Козьма Прутков, самый известный из никогда не существовавших писателей.
Козьма Петрович Прутков (1803 [по другим данным –1801] – 1863) родился в деревне Тентелевой близ Сольвычегодска. По свидетельству сочинителя, весь род его занимался литературою: дед его, отставной премьер-майор и кавалер Федот Кузьмич Прутков, написал «Гисторические материалы», впоследствии опубликованные внуком. Перу отца Петра Федотыча принадлежала оперетта «Черепослов, сиречь Френолог», веселость, живость, острота и соль которой, по словам Козьмы Пруткова, были одобрены Державиным, Херасковым, Шишковым, Дмитриевым и Хмельницким. Сумароков даже составил на нее эпиграмму.


Образование Козьма Петрович получил домашнее под руководством приходского священника Иоанна Пролептова. При этом по упражнению на счетах Кузьма получил у своего учителя отметку «смело-отчетливо», а по русской словесности – «назидательно-препохвально».

Карьеру Прутков начал не на ниве изящной словесности, но на военной службе, в которую – по его словам, «только для мундира» – вступил в 1820 году. Пребывание в гусарах оказалось непродолжительным (два года с небольшим) и завершилось после непонятного, но тревожного сна с участием голого бригадного генерала. После этого события будущий литератор поступил на службу в Пробирную Палатку. Здесь успехи его были весьма значительны: он получил все гражданские чины, до действительного статского советника, и в конце концов возглавил ведомство. Разумеется, столь деятельный молодой человек недолго ходил в холостяках: на 25-м году жизни он соединился браком с Антонидой Платоновной Проклеветантовой.

Далеко не все время Прутков поддерживал «генеральную линию»: так, подготовления к реформам сначала вызвали у него тревогу и вынудили заявить о том, что он «враг всех так называемых вопросов». Однако когда неизбежность реформ сделалась очевидной, он сам стал предлагать различные проекты в духе времени. Но, конечно, основную известность Прутков получил как автор совсем других сочинений.

Первое из них – комедия под названием «Фантазия» – была написана после знакомства с Алексеем Толстым и тремя его двоюродными братьями Жемчужниковыми (Алексеем, Владимиром и Александром). Пьеса даже была поставлена – правда, снята со сцены после первого же представления. После этого сочинитель сосредоточился на других жанрах: в журнале «Современник» стали появляться его басни, эпиграммы, лирика, баллады. Впоследствии вернулся он и к театру, уже, впрочем, не претендуя на сценический успех – на бумаге выходили его комедии, водевили и другие драматические сочинения. В его прозе представлены автобиографический, публицистический, исторический и эпистолярный жанры.

Блистательная карьера и череда творческих удач были прерваны внезапным нервным ударом, который постиг чиновника в его директорском кабинете при отправлении службы. Козьма Прутков ушел из жизни 13 (25) января 1863 года без четверти три пополудни.

Чем знаменит

Главным в обширном наследии Козьмы Пруткова оказались его афоризмы – писателя по праву можно назвать первым мастером «малой формы» XIX века. В творчестве Пруткова счастливо сочетались пародия на «высокоумные» рассуждения, излагаемые с непререкаемым апломбом («Если у тебя спрошено будет: что полезнее, солнце или месяц? – ответствуй: месяц. Ибо солнце светит днем, когда и без того светло; а месяц – ночью»), апелляция к подлинно здравому смыслу, о котором порой так просто забыть («Если на клетке слона прочтешь надпись "буйвол", не верь глазам своим»), и резкие сатирические высказывания («Нет на свете государства свободнее нашего, которое, наслаждаясь либеральными политическими учреждениями, повинуется вместе с тем малейшему указанию власти»).

О чем надо знать

К сожалению, современники были лишены удовольствия выразить свое уважение плодовитому автору, а потомки – почтить его память: человека с таким именем никогда не существовало. Авторство едва ли не самой удачной мистификации в истории русской словесности принадлежало поэту Алексею Толстому и братьям Жемчужниковым. Согласно нескольким свидетельствам современников, в создании наследия Пруткова активно участвовал также Александр Аммосов, который и сам нередко выступал под псевдонимом «последователь Козьмы Пруткова»; к сожалению, его рано не стало.




Легенда была проработана с необычайным тщанием: не был тайной ни адрес Пруткова (он жил в большой казенной восемнадцатикомнатной квартире в доме № 28 на Казанской улице, отходящей от Невского проспекта), ни его внешность – портрет был создан студентами Академии художеств Львом Жемчужниковым, Александром Бейдеманом и Львом Лагорио. Описывая внешность своего героя, «издатели» не утаили и такие особенности внешности писателя, как «две бородавочки: одна вверху правой стороны лба, а другая вверху левой скулы» и «кусочек черного английского пластыря на шее, под правою скулой, на месте постоянных его бритвенных порезов».

Генеалогическое древо Пруткова было построено не только к корню, но и к ветвям: «даровитый сын гениального отца» Фаддей, по свидетельству издателей, «усвоивал себе понятия своего века, постоянно его опережая». И не только своего: «Все у меня одеты по форме, / Зачем мне заботиться о корме?» – задается риторическим вопросом герой его «Военных афоризмов», командир полка.

Прямая речь

О справедливости в узком смысле: «Чрезмерный богач, не помогающий бедным, подобен здоровенной кормилице, сосущей с аппетитом собственную грудь у колыбели голодающего дитяти».

О справедливости в самом широком смысле: «Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану».

О выборе первого места службы: «Если хочешь быть красивым, поступи в гусары».

О необходимости самопиара: «Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?»

О настоящих удовольствиях: «Три дела, однажды начавши, трудно кончить: а) вкушать хорошую пищу; б) беседовать с возвратившимся из похода другом и в) чесать, где чешется».

О необходимости мыслить широко: «Кто мешает тебе выдумать порох непромокаемый?»




Поэт Петр Шумахер об авторском коллективе: «Братья Жемчужниковы нечестно поступили, умолчав об Александре Аммосове, который более Алексея Толстого участвовал в их кружке: "Запятки" [басня "Незабудки и запятки" – "Полит.ру"] и "Пастух и молоко" – не их, а Аммосова. Это знают многие, а будь жив граф Алексей, он, как человек честный, правдивый не допустил бы этой передержки».
Писатель Феликс Кривин об особенностях дарования Пруткова: «Он оставил нам немало мудрых мыслей, которые при ближайшем рассмотрении могут показаться глупостями, но мы их помним, повторяем, цитируем, нам нужна эта мудрость, которая при ближайшем рассмотрении глупость, в отличие от многих мудростей, которые мы готовы забыть навсегда. Каким-то загадочным образом в произведениях этого автора мудрость переходит в глупость, а глупость в мудрость, и мы не в силах ответить на поставленный им же вопрос: где начало того конца, которым оканчивается начало?».

5 фактов о Козьме Пруткове

Несколько куплетов в оперетте «Черепослов» принадлежали перу Петра Ершова, автора «Конька-Горбунка»

До 1917 года сочинения Пруткова выдержали 12 изданий, в советское время также многократно переиздавались

Зал, посвященный Козьме Пруткову, действует в Брянском литературном музее

В Архангельске на проспекте Чумбарова-Лучинского стоит памятник писателю

ЖЗЛ-овская биография писателя, вышедшая в 2011 году, стала первой книгой о вымышленном человеке в серии.





Группа ВК "Зеркало истории"




  • 1
И причём же тут Лев Натаныч Щаранский?

Козьма Натаныч Прутков - его виртуальный предок

Соглашусь. Если Козьмы Пруткова и не было в действительности - ну и что такого. А Лев Натанович - есть!

Интересный экскурс :))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account