Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
На детей высокий спрос - нам поможет бэби-бокс!
пацак
mikhaelkatz




Предлагаю рассказ участника прошедшего недавно круглого стола у Павла Астахова, посвящённого обострившейся в последние месяцы проблеме продвижения бэби-боксов в России.

Оригинал взят у kovalenin в Бэби-боксы: Как долго будут новые попытки и какие?

На Слушаниях у Астахова 21 марта моё выступление было ближе к концу, когда стало очевидно, что аргументы против ящиков уже никому не нужны, так как все были единодушны. Поэтому я остановился на том, откуда растут ноги у подобных идей. Начал с вопроса, которым открыл Слушания П. А. Астахов: сколько ещё мы будем отвлекать от дела серьёзных и полезных людей на обсуждение таких несерьёзных и необоснованных идей? Я дал свой ответ — ещё года полтора, и попробовал его обосновать.


То есть, конечно, законопроект № 3 мы, уже очевидно, отобьём. Но появится законопроект № 4, № 5, и возможно уже не о ящиках, а о чём-то более простом и циничном для той же цели.

Да, Слушания полностью разбили представление, что детосборники спасают младенцев от убийств. (Один из докладов.) Многие, как показывают беседы с людьми, на это легко поддаются, но это люди, не вовлечённые в спор. А лоббистам прикрываться этим благородным намерением будет теперь очень сложно: надо делать вид, что они ничего не читали и не слушали.


НЕ БРОСАЙТЕ СВОЕГО РЕБЁНКА
Есть надёжная гавань для нежеланных детей. Вы можете отдать малыша безопасно, законно и анонимно в любой приёмный покой больницы или в полицейский участок.
Но это лишь означает, что они отбросят это прикрытие. Вместо соблазнения несчастных человеколюбивых убийц тайным оставлением ребёнка в ящик, они станут предлагать и рекламировать оставление более открытое и свободное.

Во-первых, им будет приятно слизать эту идею (Safe Haven) у американцев. Во-вторых, это дешевле. В-третьих, это проще: лозунг «принесите ваших детушек», «роди и сдай», «роди для богатого» не нуждается в оправдании страшными историями. Он требует информационно-психологической обработки другого типа. Вместо оправдывания необходимости тайны стыдом, придётся наоборот, освобождать от стыда вместе с освобождением сдатчика от алиментов. Феминистки будут говорить о «репродуктивном праве», о безопасной замене аборту. Защитники детей — о праве ребёнка на жизнь («не отдаст — убьёт!») и на «наилучшие интересы» (то есть богатых замещающих родителей). Всё придётся делать откровеннее и циничнее: «надоел ребёнок — сдай»!

И это не просто фантазия: Пояснительная записка к законопроекту (Тюльпанов, Гумерова, Афанасьева, Журавлёв) содержит такого цинизма вдоволь:

…Основными причинами, обуславливающими нежелание или невозможность матери воспитывать ребенка, являются, прежде всего, такие как тяжелое социально-экономическое положение и психологическое послеродовое состояние…

…Следует учитывать, что зачастую отказываются именно от нежеланного ребенка. В связи с этим остается нерешенным вопрос, насколько последнему безопасно проживать в семье, где его не любят…

…Оставление новорожденного в детском боксе не является нарушением принципа семейного воспитания, а выступает в качестве одного из механизмов его реализации

Это не про убийства. Зачем этот фиговый листок. Откровенно говорится про оставление «по социальным показаниям». Народные представители не предлагают помочь бедной (во всех смыслах) матери. А соблазняют: «Ну скажи же, что он нежеланный, ну ты же всё равно не справишься. Отдай в семью получше!» Это у них и называется «реализацией принципа семейного воспитания». Семьи трудно живущего большинства спасать не надо, надо добывать из них детей. Не отобранием так соблазнением.

И мать соблазнится. Поплачет, завернёт ребёночка в чистую пелёнку, напишет трогательную записку и отнесёт… чтобы он попал «в хорошие руки».

Оксана Пушкина, уполномоченный по правам ребёнка в Московской области:

С другой стороны, очень многие семьи не могут иметь детей и хотят усыновить. Почему мы не должны поставить бэби-бокс, чтобы ребёнок не погиб, а попал в хорошие руки?

Здесь звучит вовсе не забота о жизни ребёнка — иначе зачем вспоминать хотящих усыновить; разве если бы хотящих не было, то пусть дохнет? Не звучит и «забота о сохранении кровной семьи» — междометие каждого первого соц.чиновника. А явно звучит забота о «хороших руках» — о тех, кому хочется заполучить себе детей.

Так хочется, что я не удивлюсь, если придёт время, когда они ещё будут приплачивать за сданного ребёнка. Как платят родительнице, покупая у неё материнство. Ведь рынок есть рынок: цена всех способов добычи детей должна уравняться!

Потому что эти деньги окупаются. Потому что «хорошим рукам» в отличие от родной матери, платят серьёзные деньги. И они, «замещающие» родную мать, могут жить так, как мечтают многие женщины — то есть воспитывать детей и нигде не работать. Потому что воспитание детей — вы же понимаете? — это и так труд. У них, привилегированных родителей. В отличие от родных, которым надо на детей ещё зарабатывать. А если привилегированные не справляются, то нужно «сопровождение замещающих семей». Только замещающих. «Хороших рук».

Так создан спрос на чужих детей. Который надо удовлетворять.

Но как? В детских домах детей, которых легко раздать «в хорошие руки» уже нет. Значит, надо налаживать добычу детей из семей.
А это огромный комплекс мероприятий, направленных на формирование и удовлетворение рынка замещающего родительства под флагом борьбы с сиротством.

1) Детдома перепрофилировать в «Центры семейного устройства», перевалочные базы.

2) Развивать «ранее выявление неблагополучия». Бесстыдства этого термина никто уже не замечает, привыкли. Надо прийти к вам в семью и доказать вам, что вы неблагополучны. Если после этого не отнять детей, то «поработать с семьёй».

3) Расширять критерии неблагополучия, поводы для прихода к вам в семью. Развивать системы доносов, вводить широкие до бессмысленности понятия насилия. Эмоциональное насилие… психологическое…

Это всё хлопотно, скандально, народ уже угрожать начинает. И всё равно выявленные РВС схемы передачи детей в приёмные семьи оказываются громоздкими, долгими и незаконными, с риском загреметь под уголовную статью 154.

А поэтому самое дешёвое, быстрое и, казалось им, нескандальное — устроить так, чтобы народ сам понёс своих детей. Для этого надо только две вещи — не помогать и соблазнять. А кому организовать этот поток, найдётся.

Преподаватель «школы приёмных родителей» рассказала мне, как выпускники её спрашивают: «А нельзя как-то побыстрее ребёночка получить? Может, в роддоме договориться?»

А некоторые НКО-грантоеды занимаются не только обучением приёмных родителей, но одновременно и работой с отказницами. А что такого? Там грант и там грант, отчего не взять? Только если одна рука работает со спросом на чужих детей, то в чём заинтересована вторая? На что она будет настраивать отказниц?

И в этой связи: случайно ли, что защитники «детских боксов» проговариваются, что им уже не обязательны ящики в шаговой доступности, а достаточно одного на город. И что рекламы ему не обязательно. Казалось бы, как не обязательно, если бы было важно, чтобы о ббб узнала каждая потенциальная убийца?! Но всё понятно, если тому, с кем они поработали, они могут сами показать пальцем — вон, туда сдай!

И уже не так важно, что тайно. Можно и просто анонимно. Как в Safe Haven.

* * *

Пока будет продолжаться семейная политика, построенная на спросе замещающих родителей на чужих детей, всё новые и новые изобретения для быстрой передачи детей будут вноситься в Госдуму.

До конца действия Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 гг. осталось меньше двух лет.




?

Log in

No account? Create an account