Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Голубев и Дмитриев против Бартлинга и Лейште
пацак
mikhaelkatz


Этот уникальный бой состоялся 12 марта 1942 года под Ленинградом. В смертельной схватке сошлись два советских и два германских летчика. Оба немца являлись общепризнанными асами эскадры «Зеленое сердце»: унтер-офицер Гюнтер Бартлиг имел к этому дню на своем счету 67 побед, лейтенант Герберт Лейште – 29; они летали на самых современных для того периода истребителях Мессершмитт. Советские же летчики сражались на устаревших истребителях И-16, значительно уступавших Мессершмиттам в скорости.


К тому же только один из них являлся асом – командир 3-й эскадрильи 13-го истребительного полка Краснознаменного Балтийского флота Василий Голубев, имевший около 15 побед (морские летчики в то время еще не делили свои победы на личные и групповые); его ведомый Владимир Дмитриев был довольно опытным пилотом, однако побед на своем счету пока не имел. Немаловажным было и то, что оба германских аса являлись «свободными охотниками», что позволяло им выбирать место и время атаки, или давало возможность уклоняться от боя в случае невыгодной ситуации. Причем ведущим этой пары был унтер-офицер Бартлинг; лейтенант Лейште, несмотря на более высокое звание, летал ведомым - в германской авиации действовало правило: в бою командует не тот, кто старше чином, а тот, кто опытнее.


Василий Федорович Голубев - один из самых результативных асов авиации Балтийского флота. Родился в 1912 году в деревне Каменка под Волховом. Окончил 7 классов средней школы. Работал инструктором Осоавиахима города Волхова. С 1933 года на службе в ВМФ. В 1940 году окончил Ейское военно - морское авиационное училище лётчиков. Начало войны встретил в составе 13-й отдельной эскадрильи 13-го ИАП КБФ на истребителе И-16 №13. Наверное, это тройное «13» и определило мистические события, которые пришлось пережить Василию. Его трижды сбивали: 13.07.41 г, 13.08.41 г и 13.09.41 г. В последний раз Василия сбили над Ладожским озером, и Голубев провел несколько часов в холодной воде, с трудом доплыв до берега. Вернувшись в часть, он сменил номер своего самолета на «33». С этого момента Василию больше никогда не пришлось покидать свою машину. Бывало, он возвращался на полностью изрешеченном самолете, но всегда дотягивал до аэродрома и успешно совершал посадку.


Осенью 1941 г Голубев участвовал в обороне полуострова Ханко, зимой 1941-42 г защищал «Дорогу жизни» через Ладожское озеро. Страстный любитель лобовых атак, Василий большинство своих побед одержал именно во встречных схватках. Возглавив 3-ю эскадрилью 4-го ГИАП КБФ, Василий Голубев проявил себя талантливым командиром. Тщательно планируя операции и разбирая все совершенные ошибки, Голубев вывел свою эскадрилью в число лучших частей Балтийского флота. Особо отличился Василий 12.03.42 г, когда уничтожил Мессершмитты асов Хайнца Бартлинга и Германа Лейште. Получив Звезду Героя Советского Союза, Василий Голубев продолжал успешно сражаться на устаревшем истребителе И-16, сбивая на нем даже новейшие германские FW-190. Только весной 1943 г 4-й ГИАП, который возглавил майор Голубев, перевооружился на истребитель Ла-5. В конце 1943 г за высокую результативность Василий был награжден Орденом Британской Империи.


Однако карьера Голубева не всегда развивалась гладко. Однажды он «послал по-русски» по телефону самого командующего Балтийским флотом адмирала Трибуца, который несправедливо распекал Василия за ранение в бою пилота – генеральского сына. За это Герою Советского Союза, командиру гвардейского полка пришлось отсидеть неделю на гауптвахте. 23.02.44 г Голубев сбил разведчика Bf-110, который едва не стал его последней победой. Немец взорвался перед самым носом Василия, оглушив его и бросив в штопор. Голубев с трудом дотянул до аэродрома, привезя в крыле Ла-5 кусок обшивки немецкого самолета. К концу войны Василий был единственным летчиком из первого состава 4-го ГИАП (бывший 13-й ИАП), остававшимся в строю.


За время войны Василий Федорович Голубев совершил 589 боевых вылетов и одержал 39 личных и групповых побед. Так как в начале войны летчики 13-го ИАП КБФ не делили победы на личные и групповые, сегодня трудно установить соотношение этих побед. В различных источниках указываются разные цифры: и 16+23 победы, и 19+20 побед, и 27+12 побед.


Владимир Михайлович Дмитриев, ведомый Голубева. Родился в Петрограде в 1917 г. В 1934 г. окончил среднюю школу, работал слесарем-механиком. В РККА с 1939 г. в 1940 г окончил Чугуевское военное авиационное училище, получил звание младший лейтенант. В июне 1941 г стал пилотом 13-го ИАП КБФ. В октябре 1941 был сбит, некоторое время находился в госпитале. Вскоре после описанного выше боя Дмитриев получил звание лейтенант, а в июне 1943 г занял должность штурмана 4-го гвардейского полка. Гвардии капитан Владимир Дмитриев погиб 7 февраля 1944 г в воздушном бою ( был сбит стрелком бомбардировщика Ju-87). Всего совершил 459 боевых вылетов, в которых одержал 15 побед (3 личных + 12 групповых). Награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

По описанию самого Голубева дело происходило так:

На обратном маршруте пункт наблюдения передал, что нас ожидает большая группа мессеров. Я был почти убежден, что противник, не сумев перехватить нас над целью и над линией фронта обязательно пошлет охотников в район аэродрома чтобы атаковать отставшие или поврежденные при штурмовке самолеты.


Что же, посмотрим - кто кого перехитрит, сказал я себе и стал тащиться позади всей группы на высоте двухсот метров. Километров за пятнадцать до аэродрома рядом с нашей группой возникли разрывы зенитных снарядов на малой высоте, значит, где-то над лесом шастают <мессершмиты>


Прибавляю скорость, осматриваюсь. Ага, вот они! Над макушками леса, как я и предполагал, пара Ме-109F. Владимир Дмитриев тоже заметил врага и покачал крыльями. Я ответил таким же сигналом. Передачи по радио в таких случаях были мною запрещены.




Наша основная группа начала посадку, когда мне до аэродрома оставалось километров пять. Противник продолжал держаться на предельно малой высоте и дистанцию не сокращал. Итак, немец попался на крючок: считая мою пару небоеспособной, решил одновременной атакой своей пары сбить нас эффектно - над собственным аэродромом. Ну что же, такого момента я давно ждал. Увеличиваю скорость и набираю высоту.


Вижу - задымили моторы <мессеров>, переведенные на форсированный режим для быстрого сближения и атаки.
Достигнув центра аэродрома, делаю резкий, с предельной перегрузкой левый боевой разворот для выхода на встречный курс.
Вот когда пригодились десятки вариантов и расчетов на такой маневр!




Заканчиваю разворот на высоте около 500 метров, противник намного ниже меня. Он такого маневра не ждал и оказался в лобовой атаке. Оба <мессера> задрав желтые носы, пошли на меня, видимо, считая, что я без боезапаса и делаю ложную атаку. Темные трассы от двух Ме-1О9F точно тянутся к моему мотору. В прицеле ведущий <охотник> дистанция примерно пятьсот метров, полторы секунды осталось на все, пусть даже на жизнь. Пальцы правой руки машинально выжали общую гашетку пулеметов, и три огненные трассы молнией пронизали тонкое тело <мессершмита> мелькнувшее ниже меня метрах в пяти.


Не думая о результатах, делаю второй боевой разворот. И выше себя впереди вижу уходящего вверх единственного <мессера> Машинально подбираю ручку управления, навскидку беру упреждение и выпускаю все четыре РС-82 вдогон. Четыре черные шапки разрывов возникают за хвостом врага, но <мессер> продолжает круто уходить в высоту. Догнать невозможно.




Но вот примерно на полутора тысячах метров он делает петлю и, стреляя, несется вниз. Что это? Решил один дать бой или посмотреть на горящий самолет ведущего? Нет, выходит из пикирования и зачем-то лезет на вторую петлю. Сейчас дорога каждая секунда. Даю по радио команду Дмитриеву атаковать его снизу, а сам резко бросаю самолет в высоту и на треть ей петле в верхней точке стреляю в немца с дистанции пятидесяти метров.


Но самолет не падает, вновь уходит вниз и опять лезет в верх. Что за странные маневры? И вдруг я понял; у противника безвыходное положение - осколками <эресов> заклинило рули высоты в момент, когда он уходил вверх после лобовой атаки.
На выходе из четвертой петли <мессер> зацепился за макушки елок возле стоянки самолетов З-й эскадрильи без плоскостей пополз по снегу вблизи от аэродрома...


На выходе из четвертой петли «мессер» зацепился за макушки елок возле стоянки самолетов 3-й эскадрильи; плоскости от удара поотлетали в стороны, а фюзеляж пополз по снегу в сторону аэродрома. Голубев сверху видел, как летчик выскочил из кабины и, то и дело падая, побежал в сторону леса, прямо к стоянке эскадрильи. Теперь фриц далеко не уйдет. Василий сообщил об этом по радио на КП полка, и вместе с ведомым пошел на посадку.

Через четверть часа механики принесли мертвого фашистского летчика. Отбежав в горячке от самолета, он умер от ран, полученных в воздухе. По сгоревшему самолету ведущего советские летчики тогда не могли определить, кто на нем летал, а вот на фюзеляже ведомого они насчитали 29 победных знаков. Имени убитого летчика Василий тогда не запомнил – слишком много было более важных дел. И лишь в 90-е годы, когда появилась возможность сравнивать документы противоборствующих сторон, стало известно точно, кого же именно сбил Голубев.




Немецкий ас Гюнтер Бартлинг, сибтый Голубевым

По сведениям немецкой стороны 12 марта 1942 года на свободную «охоту» в район Волховстрой — Шлиссельбург вылетела боевая пара 1-й группе 54-й гешвадер «Зеленое сердце» в составе: роттефюрер (ведущий) унтер-офицер Гюнтер Бартлиг и качмарек (ведомый) лейтенант Герберт Лейште. На аэроузел Сиверский группа не вернулась. 25 марта 1942 года командиром полка майором Филиппом летчики были признаны пропавшими без вести в боевом вылете.

Группа ВК "Зеркало истории"


?

Log in

No account? Create an account