Хмурый полдень XXI век

Кац предлагает драться

Previous Entry Share Next Entry
Погибшие на своих минах
пацак
mikhaelkatz


На фото - минный заградитель "Амур", однотипный с "Енисеем", и крейсер "Боярин".

Успех внезапного нападения японцев оказал тяжёлое моральное воздействие на русских моряков, сковал активность и без того ослабленных морских сил России и вызвал к жизни внеплановые оборонительные мероприятия. Главные силы эскадры Тихого океана после боя 9 февраля втянулись на внутренний рейд и в море не выходили.

Опасаясь высадки японского десанта на Квантунский полуостров, адмирал Е.И. Алексеев и вице-адмирал О.В. Старк решили защитить десантоопасные заливы и бухты минными заграждениями, использовав для их постановки минные заградители «Енисей» и «Амур». Руководить минными постановками был назначен недавно прибывший в Порт-Артур контр-адмирал М.П. Молас, который не обеспечил «Енисей» охранением, а другие подчинённые ему силы - информацией о точном месте заграждения. С 9 по 11 февраля - менее чем за двое суток - «Енисей» под командованием капитана 2-го ранга В.А. Степанова впервые в истории выполнил массовую минную постановку (402 мины) в Талиенванском заливе. По её окончании, при попытке расстрелять две всплывшие мины заградитель неудачно маневрировал задним ходом, был снесён течением, подорвался на собственной мине и через 15 минут затонул. Сознавая свою вину, капитан 2-го ранга Степанов отказался спуститься в шлюпку и погиб вместе с «Енисеем», разделив судьбу корабля, трёх погибших офицеров, кондуктора и 90 нижних чинов. Остальные 198 человек экипажа спаслись на шлюпках.



Минный заградитель "Енисей" (на переднем плане) в Восточном бассейне Порт-Артура

На поиски «Енисея» Моласом были посланы крейсер 2-го ранга «Боярин» и четыре эскадренных миноносца. Через 4 часа после подрыва заградителя «Боярин» сам подорвался на сдрейфовавшей мине. Вода затопила котельные отделения, но крейсер оставался на плаву. Командир его капитан 2-го ранга В.Ф. Сарычев не принял мер к спасению корабля, преждевременно снял команду на миноносцы и бросил крейсер на произвол судьбы. Характерно, что эсминец «Сторожевой» (капитан 2-го ранга А.П. Киткин), не смог уничтожить неподвижный «Боярин» из-за неисправности торпед и торпедных аппаратов. В результате покинутый крейсер был снесен на мель к о. Южный Саншандао. Дальнейшие попытки спасти его, предпринятые под руководством заведующего 1-м отрядом миноносцев капитана 1-го ранга Н.А. Матусевича, окончились неудачей из-за сильного шторма.



Через двое суток после подрыва «Боярин» был вновь снесён на своё минное заграждение, где и затонул. После этого взору русских моряков предстали лишь торчащие из воды ноки реев, да часть правого борта, оголявшаяся во время отлива. Вскоре после этого Временный военно-морской суд в Порт-Артуре рассмотрел дело командира погибшего крейсера капитана 2-го ранга В.Ф. Сарычева и признал его виновным в преждевременном оставлении корабля. По решению суда Сарычева просто «списали» на берег, даже не лишив наград и званий. Хотя самое малое, что он заслуживал – разжалование в рядовые и направление на фронт в качестве штрафованного. Но… классовая солидарность г.г. офицеров и тут сыграла свою роль и  спросить как следует за позорный поступок, совершённый в боевой обстановке с него не захотели.



Гибель «Енисея» и «Боярина» без воздействия противника выявила серьёзные недостатки в боеготовности эскадры, несостоятельность командования и опасность импровизаций в управлении силами. 14 февраля заведующим прибрежной обороной был назначен контр-адмирал М.Ф. Лощинский, которому передали и отчисленный от эскадры минный транспорт «Амур». С 16 по 23 февраля «Амур» под командованием капитана 2-го ранга Ф.Н. Иванова при обеспечении минными крейсерами и миноносцами поставил 295 мин в бухтах Дип и Керр, Талиенванском заливе, проливе Саншандао и в бухте Восьми кораблей. Кроме того, 20 мин было выставлено с минного плотика «Амура» в самом Талиенване. Мины ставились в пределах 3-мильных территориальных вод с объявлением в прессе для иностранцев, что снижало боевую ценность заграждений. Большая часть мин обоих минных транспортов, была израсходована в сугубо оборонительных целях, а запаса таких мин в Порт-Артуре не было.




Такие крайне неудачные действия на море в самом начале войны наложили сильный отпечаток на дальнейшие действия русской эскадры, которая не предпринимала никаких решительных действий, ограничиваясь только разведывательными выходами в море лёгких кораблей не далее 50 миль от Порт-Артура. Таким образом, русские адмиралы в Порт-Артуре добровольно отдали инициативу в руки японцев, которые воспользовались таким бесценным подарком в полной мере.




  • 1
--"По решению суда Сарычева просто «списали» на берег, даже не лишив наград и званий. Хотя самое малое, что он заслуживал – разжалование в рядовые и направление на фронт в качестве штрафованного."

Что любопытно - к тому моменту он уже имел реальный боевой опыт - под его командованием канонерская лодка "Гиляк" участвовала в 1900 году в штурме фортов Таку, получила серьезные повреждения от артогня и солидные потери в личном составе, заслужила Георгиевские серебряные рожкИ (а сам Сарычев - Георгия 4 ст.). И тут такой облом!

Ну минное дело в те времена во многом было в новинку. Вон у японцев целых два броненосца на минах подорвалось и утонуло (Хацусе и Ясима), и у нас один (Петропавловск).

Одно дело, когда на чужих минах!
А вот когда на своих, тобою же и поставленных...
ПМСМ будь у Степанова в подчинении хоть один миноносец - ничего бы этого не случилось. А если бы все-таки и случилось - не пришлось бы слать туда "Боярин" с инструкцией, что мины должны быть вот где-то вот тут.

Справедливости ради - на минах наши подрывались чаще.
Почти одновременно с Петропавловском подорвалась Победа.
Дважды подрывался Севастополь.
По разу - броненосные крейсера Баян и Громобой.

всё верно, однако они подрывались не на своих минах, на японских

у Японцев, кроме броненосцев, на минах погибли крейсер "Такосаго", миноносец "Акацуки"

Edited at 2016-02-13 05:25 am (UTC)

Дополню, пожалуй... авизо "Мияко", истребитель "Хаядори", миноносцы №48 и №53, канонерки "Хайен" и "Сайен", "Каймон", "Отогава-мару". Всего 12. Плюс восемь поврежденных (включая "Асахи")

Edited at 2016-02-13 07:37 am (UTC)

однако они подрывались не на своих минах, на японских

Да кто ж спорит.
Только это показывает, что минную войну японцу выигрывали.
Причем прямо возле главных бах нашего флота.

у Японцев, кроме броненосцев, на минах погибли крейсер "Такосаго", миноносец "Акацуки"

Гибель Такасаго - вопрос мутный. Были сомнения на чьей именно мине он подорвался.
Ну еще Асахи подорвался на плавучей мине.
Что до миноносцев и канонерок - так у нас их тоже погибло больше.

--"Что до миноносцев и канонерок - так у нас их тоже погибло больше."

На минах - 2 ЭМ, 1 "номерок", 1 КЛ. Плюс 4 ЭМ повреждены.
Аналогично у джапов - 2 ЭМ, 2 "номерка",4 КЛ. Повреждено 2 ЭМ, 1 "номерок", 1 КЛ

Ну да, погорячился малость. Подзабыл что наши теряли на минах, а что от торпед (т.е. мин самодвижущихся.
Хотя, ЕМНИП ни один из наших подорвавшихся ЭМ в строй не вернулся.

ЗЫ Кстати, по Такасаго не данный момент что-нибудь прояснилось?

По Такасаго знаю только одну версию - мины, поставленные "Сердитым".

самотопы - не зря их так называли

  • 1
?

Log in

No account? Create an account